ООО "Судебно-экспертная служба "ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Ростов-на-Дону

пр. Михаила Нагибина, 14 а, оф. 631 А
+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


ДЕРЕВО УПАЛО НА ВАШ ДОМ ИЛИ АВТО, КАК ОПРЕДЕЛИТЬ КТО ВИНОВАТ?

Недвижимость или авто часто страдают от падения деревьев. Кто виноват в этом случае, кроме погоды?

Сильные ветра бывают в России довольно часто. Во время ветра падают деревья, падают они на машины, дома и т.п.

ЕСТЬ ЛИ В ПОДОБНЫХ СЛУЧАЯХ ОСНОВАНИЯ ТРЕБОВАТЬ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПАДЕНИЕМ ДЕРЕВА?

Для того чтобы подобный иск о возмещении вреда был удовлетворен, необходимо одновременное наличие следующих условий:

- наступление вреда;

- противоправность поведения причинителя вреда;

- причинная связь между его поведением и наступлением вреда;

- вина.

На наличие всех вышеназванных условий прямо указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 25 января 2001 года N 1-П, от 15 июля 2009 года N 13-П, от 25 октября 2016 года N 2315-О.

Кроме того, истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий которого причинен вред.

 ОТНОСИТЕЛЬНО НАСТУПЛЕНИЯ ВРЕДА

 Верховный Суд РФ указал, что вред - это всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любое неблагоприятное изменение в охраняемом законом благе, которое может быть имущественным или неимущественным (нематериальным) (Определение ВС РФ от 27 января 2015 г. N 81-КГ14-19).

Умаление охраняемого законом материального блага, любое неблагоприятное изменение в охраняемом законом благе есть убытки.

Таким образом, с точки зрения правоприменительной практики убытки - частный случай вреда. Реальный ущерб и упущенная выгода - составные части убытков.

Основные вопросы определения вреда и убытков разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25, согласно которому вред должен быть возмещен в полном объеме (п. 11). Кроме того, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Там же указано, что истец обязан доказать факт причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Бремя доказывания: истец доказывает сам факт наступления вреда и размер причиненного вреда.

 ОТНОСИТЕЛЬНО ПРОТИВОПРАВНОСТИ ПОВЕДЕНИЯ ПРИЧИНИТЕЛЯ ВРЕДА

 Противоправность поведения причинителя рассматривается как объективная противоправность, то есть нарушение какой-либо нормы, причинение вреда в отсутствие правовых оснований.

В теории права бездействие характеризуется пассивностью - неисполнением предписанного нормами объективного права, когда лицо обязано было по закону что-то сделать, но не сделало этого.

Согласно Решению Ростовской-на-Дону городской Думы от 21.02.2012 N 239 (ред. от 24.12.2013) "О принятии "Правил охраны зеленых насаждений в городе Ростове-на-Дону"

8. Лица, указанные в пункте 6 раздела 2 настоящих Правил, а также землепользователи, землевладельцы, арендаторы земельных участков, принявшие на договорной основе обязательства по охране и содержанию расположенных на них зеленых насаждений, обязаны:

1) обеспечивать сохранность и уход за зелеными насаждениями в соответствии с Регламентом производства работ на объектах озеленения города, утвержденным нормативно-правовым актом Администрации города (далее - Регламент производства работ);

Достаточно давно в доктрине было разработано положение о том, что на потерпевшего не возлагается обязанность доказывать противоправность поведения причинителя вреда, ибо она предполагается (презюмируется).

 Данную презумпцию повторил Президиум ВАС РФ в Постановлении от 27.07.2010 N 4515/10.

Напомним, что на мнение Президиума ВАС арбитражные суды могут прямо ссылаться в своих решениях (абз. 7 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

Бремя доказывания: в силу презумпции противоправности поведения причинителя вреда ответчик предоставляет доказательства отсутствия противоправности собственного поведения.

 ОТНОСИТЕЛЬНО ВИНЫ

 Вина в данном случае определяется через объективный критерий - через наличие объективной возможности осуществить должное поведение, например спилить аварийное дерево или прекратить к нему доступ третьих лиц и оповестить их об опасности.

Вина ответчика в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное, о чем прямо указано в абз. 3 п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25. Эту же позицию подтвердил Конституционный Суд в Определении от 29.03.2016 N 641-О.

Примером отсутствия вины для физического лица может быть экстренная госпитализация, вследствие которой ответчик не успел спилить аварийное дерево, а также оповестить третьих лиц об опасности.

Для некоммерческой унитарной организации таким случаем может быть отсутствие необходимого финансирования для вырубки дерева. В таком случае лицо не может выполнить обязанность по уходу за деревом и его вырубке, но тем не менее должно оповестить других лиц о возможном падении и опасности от этого дерева.

Из анализа судебной практики следует, что основными причинами отказов в исках о падении дерева является отсутствие вины, например вследствие действия непреодолимой силы (Апелляционное определение Московского городского суда от 08.12.2016 по делу N 33-15587/2016).

Однако не по всем делам о падении деревьев необходимо устанавливать вину. Следует отметить Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 N 2315-О, согласно тексту которого вред, причиненный имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения управляющей компанией обязанностей из договора управления многоквартирным домом, подлежит возмещению компанией независимо от вины на основании ст. 1095 ГК РФ. Примечательно, что в данном деле Конституционный Суд также рассматривал случай повреждения имущества вследствие падения дерева.

Относительно непреодолимой силы следует иметь в виду также, что наличие обстоятельств непреодолимой силы, являющихся юридическим фактом, устанавливается судом, а не специалистами, аналогичные выводы содержатся в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2016 N 17АП-9377/2016-ГК.

В целом в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой законодательно установлено два критерия: чрезвычайность и непредотвратимость.

Содержание указанных критериев расшифровано в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7, согласно которому:

- требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях;

- обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий ту же деятельность, что и должник, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий;

- не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Непредотвратимость по делам о падении деревьев, как правило, отсутствует ввиду того, что ответчик при невозможности своевременно спилить аварийное дерево мог оповестить население о наличии аварийного дерева и ограничить доступ к такому дереву.

Бремя доказывания: в силу презумпции вины ответчик представляет доказательства отсутствия собственной вины.

 ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННОЙ СВЯЗИ

 Судебная практика не выработала единого подхода к пониманию причинной связи. В доктрине существует более десятка различных теорий причинной связи. Какую конкретно теорию выбрать, а может, выбрать и сразу несколько теорий - выбор юриста по конкретному делу.

В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 указано, что если убытки, возмещения которых требует кредитор, являются обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и убытками, доказанными кредитором, предполагается.

 Закрепленное Пленумом толкование не ново и, как и ранее сложившаяся судебная практика по данному вопросу, допускает судебное усмотрение. То есть суд в конкретном случае должен решить - обычные ли последствия наступили или нет.

По данному поводу бывают и ситуации отказа в иске, когда суд возлагает бремя доказывания причинной связи на истца, например в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2015 N 07АП-2694/2015. По данному делу суд отказал в иске, посчитав недоказанным наличие причинно-следственной связи, при этом бремя доказывания было возложено на истца, который ходатайство о назначении дендрологической экспертизы в целях установления причины падения дерева не заявил.

Бремя доказывания: возможна презумпция наличия причинной связи между нарушением и убытками, и обязанность опровергать данную презумпцию может быть возложена на ответчика.

 ВМЕШАТЕЛЬСТВО ПОТЕРПЕВШЕГО В ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННУЮ СВЯЗЬ

 Сам потерпевший может вмешаться в причинно-следственную связь, и такое вмешательство может повлечь отказ в иске.

Так, п. 1 ст. 1083 ГК РФ устанавливает, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. В соответствии с абз. 1 п. 2 той же статьи если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Следует обратить внимание, что неосторожность должна быть именно грубая, на это обращают внимание и суды, например в Апелляционном определении Московского областного суда по делу N 33-14570/2017.

При грубой неосторожности проявляется явная неосмотрительность, то есть лицо, например, не видит того, что дерево вот-вот упадет, в то время как любой человек может это увидеть. Если перефразировать, это незнание того, что известно всем, а также неучет тех факторов, которые очевидны каждому.

 ОТНОСИТЕЛЬНО ТОГО, ЧТО ИСТЕЦ ПРЕДСТАВЛЯЕТ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ТОГО, ЧТО ОТВЕТЧИК ЯВЛЯЕТСЯ ЛИЦОМ,

В РЕЗУЛЬТАТЕ ДЕЙСТВИЙ КОТОРОГО ПРИЧИНЕН ВРЕД

 Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25, по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб.

Из анализа судебной практики следует, что предъявление иска к ненадлежащему ответчику является одной из основных причин отказов в подобных исковых требованиях.

Существует точка зрения, что ответчиком по таким искам выступает собственник дерева.

По общему правилу ст. 210 ГК РФ, ст. 1064 ГК РФ именно собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества. Право собственности на дерево, находящееся на земельном участке, принадлежит собственнику такого участка в силу п. 2 ст. 261 ГК РФ.

На практике часто встречаются ситуации, когда участок находится в неразграниченной собственности либо собственник участка утверждает, что передал участок какому-либо третьему лицу.

В такой ситуации следует иметь в виду, что в силу п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации, а собственником участка (для целей подачи иска по рассматриваемой ситуации) является только тот, чьи права внесены в реестр.

Если же земельный участок не сформирован и в отношении его не проведен государственный кадастровый учет, то земля находится в собственности соответствующего публично-правового образования. Об этом говорит п. 67 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22.

Следовательно, ответчиком по такому иску выступает советующее публично-правовое образование. Следует обратить внимание, что ответчик не администрация, а именно соответствующее публично-правовое образование (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25). Практику в данном ключе стал формировать еще ВАС РФ, например, в Определении ВАС РФ от 06.10.2010 N ВАС-13078/10.

Однако суды общей юрисдикции до последнего времени взыскивали денежные средства не с публично-правового образования, а с администрации публично-правового образования, например в Апелляционном определении Свердловского областного суда от 29.04.2014 по делу N 33-5387/2014, в Апелляционном определении Астраханского областного суда от 13.01.2016 N 33-4635/2015.

Согласно второй точке зрения ответчиком выступает лицо, выполняющее в силу договора обязанности по содержанию дерева.

Так, например, в Апелляционном определении Московского городского суда от 06.04.2017 по делу N 33-7694/2017 указано, что суд не нашел подлежащими удовлетворению исковые требования, поскольку обязанность по возмещению ущерба в данном случае возникает не из прав на имущество, а из положений Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

Не столь категорично, но в том же духе высказался и Конституционный Суд в уже упомянутом Определении от 25.10.2016 N 2315-О, исходя из текста которого можно сделать вывод, что отвечать может не только собственник, но и лицо, обслуживающее дерево (например, управляющая компания).

Санкт-Петербургский городской суд взыскал компенсацию вреда за падение дерева с управляющей компании, а не с собственника (Апелляционное определение от 13 мая 2010 г. N 6174). Аналогичная практика существует и у Московского городского суда, например Апелляционное определение от 18.05.2016 по делу N 33-18792/2016.

Представляется, что право выбора между ответчиками должно принадлежать только истцу, а данную ситуацию с выбором ответчика (собственник/управляющая организация) следует рассматривать как перевод долга, который может ущемить права потерпевшего. В связи с чем следует иметь в виду правовую позицию, выраженную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.10.2013 N 3914/13, о том, что по общему правилу, установленному в ст. 391 ГК РФ, перевод долга осуществляется только с согласия кредитора. Указанная норма защищает имущественное положение кредитора, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности или невозможности вступления в обязательство нового должника. При этом кредитор вправе оценить с точки зрения добросовестности участников соглашения и возможных неблагоприятных имущественных последствий для самого кредитора имущественное положение этого должника, а также цель заключения соглашения о переводе долга.

Данная позиция согласуется с разъяснениями, изложенными в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54, о том, что по общему правилу, предусмотренному п. 3 ст. 308 ГК РФ, обязательство не создает прав и обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Соответственно, стороны обязательства не могут выдвигать в отношении третьих лиц возражения, основанные на обязательстве между собой, равно как и третьи лица не могут выдвигать возражения, вытекающие из обязательства, в котором они не участвуют.

Если же истцом иск будет предъявлен к обслуживающей организации, то существует вероятность того, что данное обстоятельство может быть истолковано судом как согласие на перевод долга с собственника на обслуживающую организацию.