ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Мы работаем для вас с 2013 года


Ростов-на-Дону

пр. М. Нагибина, 14 а, оф. 631 А

+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


Решение № 2-450/2017 2-450/2017~М-391/2017 М-391/2017 от 20 июня 2017 г. по делу № 2-450/2017


№ 2-450/2017


Р Е Ш Е Н И Е


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 июня 2017 года п. Матвеев-Курган

Матвеево-Курганский районный суд Ростовской области в составе судьи Гросс И.Н., с участием пом. прокурора Матвеево-Курганского района Ростовской области Ткач Д.А., при секретаре Рогожиной А.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кудиновой Т.И. к Беликову Н.Я. о компенсации морального вреда, материального ущерба, причиненного преступлением, взыскании судебных расходов, упущенной выгоды,

У С Т А Н О В И Л:


Кудинова Т.И. обратилась в Матвеево-Курганский районный суд с иском к Беликову Н.Я. о компенсации морального вреда, материального ущерба, причиненного преступлением, взыскании судебных расходов, упущенной выгоды.

В обоснование поданного иска указано, что приговором мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ Беликов Н.Я. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ по факту причинения Кудиновой Т.И. телесных повреждений в виде кровоподтеков и ссадин на лице, кровоподтеков на верхних конечностях и грудной клетке спереди слева, закрытого перелома костей носа, которые согласно заключению эксперта № образовались от действия тупого твердого предмета (предметов), повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью свыше 6 дней, квалифицируются как легкий вред здоровью.

Апелляционным постановлением Матвеево-Курганского районного суда Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ. приговор мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ. оставлен без изменения и вступил в законную силу.

Преступными действиями Беликова Н.Я. истцу причинены физические и нравственные страдания. В результате удара по голове и носу она испытала сильную боль, в результате чего, в настоящее время постоянные головные боли, головокружение, бессонницу, чувства страха. Истец боится выйти на свой приусадебный участок, так как Беликов Н.Я. ее постоянно избивает и оскорбляет, грозится причинением ей телесных повреждений. В связи с перелом носа у истца появились давящие боли в области глаз и носовых пазух. В исправлении носовой перегородки путем оперативного вмешательства невозможно, в связи с ее возрастом. Кроме того, у истца на перегородке носа остался шрам от удара, который хорошо виден и портит внешний вид лица. Причиненный моральный вред истец оценивает в сумму 60000 рублей.

Также истцом для лечения по назначению врача покупались лекарства на общую сумму 214 рублей 30 копеек.

В рамках гражданского дела истцом была оплачена экспертиза № в размере 3000 рублей, стоимость услуг адвоката: консультация 1800 рублей, составление искового заявления 5400 рублей, всего в размере 7200 рублей, а также оплачена государственная пошлина в размере 5586 рублей 20 копеек.

Кроме того, истец занимается выращиванием тюльпанов на своем приусадебном участке и продажей голландских тюльпанов. Всего на ее участке растет более 8000 луковиц тюльпанов разных сортов. В ДД.ММ.ГГГГ года из-за травмы лица и носа, которую причинил Беликов Н.Я., истец не смогла вывезти на рынок и продать выращенные тюльпаны, в результате чего истцом не была получена прибыль в размере 238620 рублей.

На основании изложенного и ссылаясь на ст.ст. 15, 151 ГК РФ, ст.ст. 98, 133 ГПК РФ, истец Кудинова Т.И. просит суд взыскать с Беликова Н.Я. в пользу Кудиновой Т.И. компенсацию морального вреда в размере 60000 рублей; компенсацию причиненного материального ущерба в размере стоимости лечения 214 рублей 30 копеек; компенсацию судебных издержек: стоимость экспертизы 3000 рублей, стоимость услуг адвоката 7200 рублей, государственную пошлину суда 5586 рублей 20 копеек, всего на общую сумму 15786 рублей 20 копеек; компенсацию упущенной выгоды в размере 238 620 рублей.

Истец Кудинова Т.М. и ее представитель по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ. сроком на 5 лет Зубов Ю.В. в судебном заседании заявленные исковые требования поддержали, просили иск удовлетворить в полном объеме.

Ответчик Беликов Н.Я. и его представитель по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ – адвокат Лобода Н.Н. в судебном заседании по предъявленным исковым требованиям возражали, просили в иске отказать, ссылаясь на доводы, изложенные в возражении.

Пом. прокурора Матвеево-Курганского района Ростовской области Ткач Д.А. полагал, что имеются основания для взыскания материального ущерба по стоимости лечения, а также для компенсации морального вреда с учетом требований разумности, справедливости и соразмерности причиненного вреда. Полагал недоказанными требования иска по взысканию упущенной выгоды.

Изучив материалы гражданского дела, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, оценивая представленные по делу доказательства, допросив свидетеля, суд приходит к следующему.

Согласно ст.1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно ч.3, 4 ст.42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства.

В силу ч.4 ст.61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Согласно разъяснению, содержащимся в п.8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении», в силу ч. 4 ст. 61 ГПК Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.

В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы.

Из приговора мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ следует, что Беликов Н.Я. совершил преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, при следующих обстоятельствах, ДД.ММ.ГГГГ, около 13 час. 00 мин., более точное время в ходе дознания не установлено, находился на территории своего огорода, расположенного по адресу: , на границе между ним и проживающей по соседству Кудиновой Т.И., на почве длительных неприязненных отношений, из-за установления межевой границы, произошла ссора, в ходе которой у Беликова Н.Я. внезапно возник преступный умысел, направленный на причинение телесных повреждений Кудиновой Т.И., с помощью предметов, используемых в качестве оружия, реализуя который, Беликов Н.Я., находясь на территории своего огорода, расположенного по адресу: , поднял с земли 3 спрессованных кома земли, и используя их в качестве оружия, стал бросать их в Кудинову Т.И., находившуюся в непосредственной близости от Беликова Н.Я., на территории своего огорода по адресу: п, а именно: по ее лицу, верхним конечностям и грудной клетке. В результате своих умышленных преступных действий Беликов Н.Я., при помощи спрессованных комьев земли, используемых в качестве оружия, причинил Кудиновой Т.И. телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин на лице, кровоподтеков на верхних конечностях и грудной клетке спереди слева, закрытого перелома костей носа. Данные повреждения, согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ образовались от действия тупого твердого предмета (предметов), по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью свыше 6 дней, но не более 21 дня, расцениваются как причинившие легкий вред здоровью (л.д.8-23).

Приговором мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ Беликов Н.Я. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст.115 УК РФ и ему назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 6 месяцев, установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в период времени с 22 час. 00 мин. до 06 час. 00 мин. следующего дня; не посещать места проведения массовых и иных мероприятий, не принимать в них участия; не выезжать за пределы территории муниципального образования Матвеево-Курганского района Ростовской области; не изменять место жительства или пребывания, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Также Беликов Н.Я. обязан являться 1 раз в месяц в специализированный государственный орган, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы на регистрацию (л.д.8-23).

Апелляционным постановлением Матвеево-Курганского районного суда Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ. приговор мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Беликова Н.Я. оставлен без изменения и вступил в законную силу ДД.ММ.ГГГГ (л.д.24-27).

При таких обстоятельствах, учитывая, характер заявленных исковых требований, суд считает, что вышеуказанный приговор имеет преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела.

Из приговора мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ следует, что гражданский иск Кудиновой Т.И. удовлетворен в части взыскания с Беликова Н.Я. в пользу Кудиновой Т.И. судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 25000 рублей.

С учетом вышеизложенного и учитывая, что гражданский иск по уголовному делу в части взыскания с Беликова Н.Я. в пользу Кудиновой Т.И. компенсации причиненного материального ущерба в размере стоимости лечения и компенсации морального вреда не заявлен и, соответственно, не разрешен, в добровольном порядке сумма заявленного ущерба ответной стороной не возмещена, суд приходит к выводу о наличии законных и достаточных оснований для обращения Кудиновой Т.И. с таким иском в рамках гражданско-правового законодательства.

Так, Кудинова Т.И. просит суд взыскать материальный ущерб в размере стоимости лечения в размере 214 рублей 30 копеек.

Данные расходы подтверждаются квитанцией от ДД.ММ.ГГГГ. о покупке лекарственных средств на сумму 214 руб. 30 коп. (л.д. 62).

Из представленных сведений по посещению Кудиновой Т.И. МБУЗ ЦРБ Матвеево-Курганского района следует, что она посещала ДД.ММ.ГГГГ врача травматолога, офтальмолога, на следующий день врача лора, и ДД.ММ.ГГГГ года врача травматолога (л.д.76-78).

Из копии амбулаторной карты следует, что Кудиновой Т.И. для лечения назначены были мазь троксевазин, сложные капли в нос, амоксициллин (л.д.55).

Из чека следует, что ДД.ММ.ГГГГ приобретены в аптеке ООО «Подорожник» лекарственные средства на общую сумму 214,30 рублей, циндол, троксерутин (аналог троксевазина), амоксициллин. Как указала в судебном заседании Кудинова Т.И. данное лекарство было приобретено именно по рекомендации врачей для лечения кровоподтеков на лице, и лечения всех повреждений после побоев.

Таким образом, поскольку события конфликта с последующими последствиями с Беликовым Н.Я. имело место быть ДД.ММ.ГГГГ, а лекарства были приобретены ДД.ММ.ГГГГ, соответствуют медицинским назначениям, суд полагает, что приобретение данных медикаментов на сумму 214,30 рублей напрямую связано с имеющимися у истицы побоями, которые установлены приговором суда, и в связи с чем, в данной части требования иска подлежат удовлетворению.

Истцом также заявлено требование и о взыскании компенсации морального вреда в размере 60 000 рублей.

Согласно ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ч.2 ст. 1099 ГК РФ, моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В п.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 (в редакции от 06 февраля 2007 года) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указано, что суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействиями они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора, не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Согласно п.32 Постановления Пленума Врховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. № 10 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни и здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (ст.1100 ГК РФ).

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Из представленной в материалы дела копии приговора мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Беликова Н.Я. следует, что Беликов Н.Я., совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью Кудиновой Т.И., вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.

Таким образом, своими действиями Беликов Н.Я. совершил преступление, направленное против здоровья человека.

Согласно разъяснениям, изложенным в пунктах 2, 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействиями), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической боли, связанной с причинением увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Учитывая вышеизложенное, то, что ответчиком было совершено преступление, направленное против здоровья человека, истица перенесла переживания, стресс, испуг, отрицательные эмоции, что является нравственными переживаниями и полагает, что истица вправе ставить вопрос в данном случае о компенсации морального вреда.

В то же время, суд учитывает и тот факт, что суду не представлено данных о наличии у истицы инвалидности в следствие совершенного в отношении нее преступления, а также то, что она обращалась в медицинские учреждения по поводу установления инвалидности.

Суд учитывает также и материальное, семейное положение ответчиков, их возраст (пенсионер), объем и характер причиненных нравственных страданий истцу, требования разумности и справедливости.

Также в исковом заявлении указано, что у истицы остался шрам от удара, который портит внешний вид лица. Однако данных о том, что истица обращалась в каких-либо лечебные учреждения по данному поводу, проходила обследование или лечение, суду не представлено. По внешним признакам истица ни чем не отличается от иных граждан, у которых отсутствуют такие повреждения.

Суд также принимает во внимание и то, что компенсация морального вреда носит компенсационный характер, поскольку предоставляемая потерпевшему денежная сумма не представляет собой и не может представлять эквивалент нарушенного нематериального блага личности.

С учетом вышеизложенного, суд полагает снизить заявленный истцом размер морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика, до 20000 рублей. Данный размер морального вреда, по мнению суда, будет справедливым и отвечать требованиям закона, согласуется с принципами конституционной ценности жизни, здоровья и достоинства личности (ст. 21, 53 Конституции Российской Федерации), а также с принципами разумности и справедливости.

Истицей Кудиновой Т.И. также заявлены требования о взыскании с ответчика Беликова Н.Я. компенсации упущенной выгоды в размере 238 620 рублей, которая ею не получена от продажи выраженных тюльпанов из-за травмы, которую причинил ей ответчик и за что он был осужден.

Рассматривая в данной части исковые требования, суд исходит из следующего.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

По смыслу ч. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер убытков, причинную связь между допущенным правонарушением и возникшими убытками. Недоказанность хотя бы одного из указанных условий является основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании упущенной выгоды. Кроме того, лицо, требующее возмещения, должно доказать, что принимало все зависящие от него меры для предотвращения (уменьшения) убытков.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств" должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации. Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 статьи 393 ГК РФ).

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 ГК РФ) (п. 1).

Согласно статьям 15, 393 ГК РФ в состав убытков входят реальный ущерб и упущенная выгода.

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.

Упущенной выгодой являются неполученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (пункт статьи 15 ГК РФ) (п. 2).

При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 ГК РФ).

В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором (п. 3).

По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 ГК РФ) (п. 5).

Таким образом, исходя из системного толкования приведенных норм следует, что лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно доказать, что возможность получения им доходов существовала реально, то есть документально подтвердить, что оно совершило конкретные действия и сделало с этой целью приготовления, направленные на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением. Другими словами, истец должен доказать, что допущенное ответчиком нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим истцу получить упущенную выгоду.

Так, из дела следует, что приговором мирового судьи судебного участка №2 Матвеево-Курганского судебного района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ Беликов Н.Я. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ по факту умышленного причинения легкого вреда здоровью Кудиновой Т.И., вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, имевшего место ДД.ММ.ГГГГ.

Истец Кудинова Т.И. ссылается на то, что она занимается выращиванием тюльпанов на своем приусадебном участке и продажей голландских тюльпанов. Однако, в ДД.ММ.ГГГГ из-за травмы лица и носа, которую причинил Беликов Н.Я., истец не смогла вывезти на рынок и продать выращенные тюльпаны, в результате чего истцом не была получена прибыль в размере 238620 рублей.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В обоснование заявленных исковых требований, истцом предоставлены следующие документы: справка из Алексеевского сельского поселения Матвеево-Курганского района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ. № (л.д. 29), расходные накладные от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 30-33), заключение № от ДД.ММ.ГГГГ. (л.д. 34-44), фотографии (л.д. 46-51). Других доказательств в суд истцом Кудиновой Т.И. не представлено.

Свидетель ФИО допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснила, что в ДД.ММ.ГГГГ года стоял высокий забор, и ей не было видно, что растет на земельном участке Кудиновой Т.И. Однако, она видела, как приезжали машины к дому Кудиновой Т.И., в машины грузили тюльпаны и сама Кудинова Т.И. ездила сама за рулем автомашины и продавала цветы.

Таким образом, истец, требуя возмещения упущенной выгоды в связи с неполучением прибыли от продажи тюльпанов, не обосновала и не представила доказательств того, что именно действия Беликова Н.Я., выразившиеся в причинении ей легкого вреда здоровью, явились единственным препятствием, не позволившим ей продать выраженные тюльпаны.

Также истицей не представлено суду относимых, допустимых и достоверных доказательств и того, что она выращивала тюльпаны с целью их последующей продажи, а не для других целей. Поскольку из представленной суду справки администрации Алексеевского сельского поселения Матвеево-Курганского района Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ не следует, что она выращивает цветы для реализации. Данных о занятии истицей предпринимательской деятельностью по выращиванию и продаже цветов, суду не представлено. Помимо этого, суду не представлено и каких-либо доказательств, что истица фактически реализовывала ранее цветы (чеки, накладные, разрешения), а также не доказана причинно-следственная связь между произошедшим событием ДД.ММ.ГГГГ и непродажей истицей цветов.

Истица в судебном заседании пояснила, что она продавала цветы в , где было место, на рынке, возле вокзала, возле кладбища, однако никаких данных подтверждающих эти обстоятельства, суду не представила.

Также суд учитывает и пояснения истицы о том, что она после нанесенных ею побоев самостоятельно управляла транспортным средством, ездила к врачам, в прокуратуру, суды и в другие организации.

Между тем, управление транспортным средством предполагает быть внимательным, предупредительным на дорогах. В связи с чем, истица не лишена была возможности при наличии у нее выращенных цветов (тюльпанов) и намерения реализовать данные цветы, отвезти и продать цветы путем оптовых продаж или иным образом., а также предпринимала меры для реализации своих цветов, путем размещения рекламы, объявлений о продаже цветов в средства массовой коммуникации.

Свидетель ФИО. настаивала на том, что к Кудиновой Т.И. приезжали машины, куда грузили цветы для продажи. Иного суду не представлено.

По представленным фотографиям, ответчик пояснил, что он не уверен, что данные фотографии относятся к земельному участку истицы и посаженным ею цветам.

Истица указала, что она сфотографировала для своей подруги цветущие цветы, а затем увядшие цветы (л.д.46-51), и на фотографиях имеются даты фотографирования.

Между тем, поскольку ответчик высказал сомнения относительно представленных фотографий, выставление даты и время в фотоаппарате проставляется вручную, суд не может принять указанные фотографии, как доказательства, подтверждающие доводы иска об упущенной выгоде.

То обстоятельство, что истица ранее покупала луковицы тюльпанов, однозначно не свидетельствует, что по вине и в результате действий Беликова Н.Я. она понесла убытки.

Таким образом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих определениях, в силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123 часть 3 Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий.

Поскольку в ходе судебного разбирательства стороной истца не представлено достоверных доказательств причинения ей убытков в виде упущенной выгоды в связи с неполучением доходов от продажи тюльпанов в ДД.ММ.ГГГГ, именно в результате действий ответчика, суд приходит к выводу об отклонении в части исковых требований Кудиновой Т.И. о взыскании с ответчика Беликова Н.Я. компенсации упущенной выгоды в размере 238620 рублей.

Истицей Кудиновой Т.И. заявлены и требования иска о взыскании судебных расходов: стоимости экспертизы в размере 3000 рублей, стоимости услуг адвоката в размере 7200 рублей, оплаченной государственной пошлины в размере 5586,20 рублей.

Согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, то указанные судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В силу ст. 94 ГПК РФ расходы на оплату услуг представителей отнесены к издержкам, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Так, в дело представлены квитанции о том, что Кудинова Т.И. оплатила государственную пошлину в размере 5586 рублей 20 копеек (л.д. 4), таким образом, с учетом частично удовлетворенных исковых требований с Беликова Н.Я. необходимо взыскать в пользу Кудиновой Т.И. расходы по оплате государственной пошлины в размере 700 рублей (за требования неимущественного характера- компенсации морального вреда – 300 рублей, за требования имущественного характера- расходов на лечение – 400 рублей).

Также, в дело представлены квитанции о том, что Кудинова Т.И. оплатила ДД.ММ.ГГГГ 1800 рублей и ДД.ММ.ГГГГ 5400 рублей адвокату ФИО за консультацию и составление иска (л.д.63, л.д.64).

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ, часть 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 4 статьи 2 КАС РФ).

Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 КАС РФ, статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер (п.11).

Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (часть 1 статьи 100 ГПК РФ, статья 112 КАС РФ, часть 2 статьи 110 АПК РФ).

При неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (статьи 98, 100 ГПК РФ, статьи 111, 112 КАС РФ, статья 110 АПК РФ) (п.12).

Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле (п.13).

С учетом вышеизложенного, характера заявленного иска, сложности в написании иска, то, что иск подлежит частичному удовлетворению, суд полагает, что требования о взыскании расходов по оплате юридических услуг подлежат удовлетворению частично, которые должны быть присуждены в разумных пределах в соответствии со ст. 100 ГПК РФ, а именно в размере 3 000 рублей, что будет соответствовать требованиям разумности и справедливости.

В связи с тем, что оснований для удовлетворения исковых требований Кудиновой Т.И. о взыскании с ответчика Беликова Н.Я. компенсации упущенной выгоды в размере 238620 рублей не установлено и суд пришел к выводу об отказе в данной части исковых требований, то и требования о взыскании с Беликова Н.Я. расходов на оплату экспертизы по поводу определения рыночной стоимости тюльпанов в размере 3000 рублей (л.д.45) не подлежат удовлетворению, поскольку данные требования по взысканию судебных расходов являются производными от удовлетворения основных требований иска.

Таким образом, заявленные исковые требования Кудиновой Т.И. подлежат частичному удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:


Исковые требования Кудиновой Т.И. к Беликову Н.Я. о компенсации морального вреда, материального ущерба, причиненного преступлением, взыскании судебных расходов, упущенной выгоды – удовлетворить частично.

Взыскать с Беликова Н.Я. в пользу Кудиновой Т.И. компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей, материальный ущерб в размере стоимости лечения в размере 214,30 рублей, судебные расходы по оказанию юридической помощи в размере 3000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 700 рублей, а всего в размере 23 914,30 рублей.

В остальной части заявленного иска Кудиновой Т.И. – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ростовский областной суд через Матвеево-Курганский районный суд Ростовской области в течение месяца.

Мотивированный текст решения изготовлен 22.06.2017 года.

Судья: И.Н. Гросс