ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Мы работаем для вас с 2013 года


Ростов-на-Дону

пр. М. Нагибина, 14 а, оф. 631 А

+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


Решение № 2-614/2016 2-614/2016~М-557/2016 М-557/2016 от 4 июля 2016 г. по делу № 2-614/2016


Дело № 2-614/2016


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

04 июля 2016 года г. Цимлянск

Цимлянский районный суд Ростовской области в составе:

председательствующего судьи Стурова С.В.,

с участием истца Падалкиной М.А.,

представителя ответчика Администрации Цимлянского района Ростовской области по доверенности Зеленковой Е.П.,

при секретаре Поповой Т.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Падалкиной М.А. к Администрации Цимлянского района Ростовской области о признании незаконным распоряжение о переводе, признании работающей в ранее занимаемой штатной должности, взыскании разницы в заработке и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:


Падалкина М.А. обратилась в суд с исковым заявлением к Администрации Цимлянского района Ростовской области о признании незаконным распоряжение о переводе, признании работающей в ранее занимаемой штатной должности, взыскании разницы в заработке и компенсации морального вреда указав, что она состоит в трудовых отношениях с ответчиком. В соответствии с трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ она занимала должность заместителя начальника Администрации Цимлянского района. Уведомлением Главы Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ № «О предстоящем увольнении в связи с сокращением штата» она была извещена о сокращении её должности и о том, что в штатное расписание Администрации Цимлянского района вместо неё вводится должность главного специалиста, на которую с ДД.ММ.ГГГГ истцу было предложено перевестись. В противном случае трудовой договор с ней будет расторгнут.

Она согласилась на перевод, поскольку понимала, что отказ от перевода повлечет за собой увольнение, а найти работу в её возрасте сложно. В устной форме решение о сокращении её должности было аргументировано необходимостью оптимизации бюджетных расходов, и, соответственно, недостаточностью бюджетных средств на её денежное содержание в 2016 году. ДД.ММ.ГГГГ она была переведена на должность главного специалиста . Однако с переводом истица не согласна по следующим причинам.

В уведомлении о переводе на должность главного специалиста применена формулировка «В связи с сокращением должности заместителя начальника », то есть в единственном числе. В тоже время согласно штатному расписанию в отделе сельского хозяйства до сих пор было две ставки заместителей начальника отдела. Несмотря на её устную просьбу ознакомить со штатным расписанием, изменения в которое внесены согласно постановлению Администрации Цимлянского района от ДД.ММ.ГГГГ №, ей в этом было отказано. При этом данное постановление указано как основание для её перевода. В связи с этим у неё есть основания полагать, что сокращена только одна штатная единица. В этом случае она имеет преимущественное право её замещать, а также нарушена процедура сокращения штата:

- уведомление о сокращении с ДД.ММ.ГГГГ, а не с ДД.ММ.ГГГГ;

- в силу ст. 82 Трудового Кодекса РФ при принятии решения о сокращения численности или штата работников организации и возможном расторжении трудовых договоров с работниками в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ работодатель, обязан в письменной форме сообщить об этом выборному органу первичной профсоюзной организации не позднее, чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. Увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным п.п. 2, 3 или 5 ч. 1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ, производится с учетом мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации. Она является членом профсоюза, но о предстоящем заседании уведомлена не была и, если таковое и было, то для участия в нем не приглашалась.

-не рассматривался вопрос о преимущественном праве на замещение должности.

В соответствии с п. 8 ст. 23 Федерального Закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» служащему гарантируется защита от неправомерных действий в связи с исполнением им должностных обязанностей. В данном случае, по её мнению, неправомерное действие было совершено ответчиком, который обязан гарантировать соблюдение её прав как муниципального служащего.

Согласно ст. 72.1 Трудового Кодекса РФ перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения. В реальности, по её мнению, имеет место не перевод, а изменение определенных сторонами условий трудового договора - переименование должности в том же отделе и снижение заработной платы, а также размера льготного пенсионного обеспечения.

При сравнительном анализе должностных инструкций заместителя начальника отдела и главного специалиста видно, что должностные обязанности главного специалиста абсолютно идентичны перечню должных обязанностей заместителя отдела. Таким образом, можно сделать вывод, что должность главного специалиста, введенная в штатную структуру впервые, является аналогичной по отношению к ранее сокращенной, трудовая функция на новой должности не изменяется, а сокращение является мнимым и фиктивным. Для изменения же условий трудового договора без изменения трудовой функции в трудовом законодательстве существует иная процедура.

В соответствии с ч. 2 ст. 32 Трудового Кодекса РФ к перечню существенных условий труда в зависимости от конкретных обстоятельств может быть, в частности, отнесено право на льготное пенсионное обеспечение.

В соответствии со ст. 32 Трудового Кодекса РФ в трудовой договор должны быть, кроме размера условий труда, включены и другие условия в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. В данном случае нарушены положения Федерального Закона от 15.07.2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе» (п.п. 11 п. 1 ст. 52), гарантирующие льготное пенсионное обеспечение государственным и муниципальным служащим за стаж государственной службы. Данная надбавка зависит от размера денежного содержания и замещаемой должности.

Об уменьшении доплаты к пенсии из-за понижения её в должности она уведомлена не была. Штатное расписание и положение об оплате труда в организации являются документами, гарантирующими работнику исполнение работодателем своих обязанностей, определенных ст. 22 Трудового Кодекса РФ. В соответствии с ней работодатель обязан обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности. Закрепление такой обязанности обеспечивает создание прежде всего справедливой системы оплаты труда. Этот принцип соответствует международным стандартам в области заработной платы.

По мнению истицы, в отношении неё данный принцип был нарушен, так как ценность труда у должности заместителя отдела, занимаемой её ранее, и главного специалиста, на которую она была переведена, равна, тогда как оплата его изменилась в меньшую сторону.

Она имеет основания полагать, что нарушены также положения, закрепленные п.п. 1, п. 1 ст. 23 Федерального Закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», где указано, что муниципальному служащему гарантируются условия работы, обеспечивающие исполнение им должностных обязанностей в соответствии с должностной инструкцией. По её мнению, Администрация района не обеспечивает в отношении неё указанной гарантии, поскольку при сохранении должностных обязанностей уменьшило ей оплату труда, определенную за аналогичный объем работы ранее.

С должностными обязанностями истица была ознакомлена в день перевода - ДД.ММ.ГГГГ, и в тот же день, изучив их, поняла, что налицо изменение существенных условий трудового договора, влекущее за собой ухудшение её материального благосостояния.

Она имеет основания полагать, что, понизив её в должности, оплате труда и пенсионном обеспечении, работодатель никак не изменил объем её обязанности. Считает, что налицо негативные для неё последствия материального характера, а именно уменьшение денежного содержания за тот же объем работы; уменьшение надбавки к пенсии за муниципальный стаж. О данном изменении существенных условий труда в порядке, определенном Трудовым Кодексом РФ, она извещена не была.

С ДД.ММ.ГГГГ, после проведенных в районе муниципальных выборов, сложившуюся вокруг неё обстановку, истица считает нездоровой. После прихода в район нового руководства ей, в устой форме, было предложено уволится по собственному желанию. После её отказа на неё были наложены 3 дисциплинарных взыскания в виде выговора: ДД.ММ.ГГГГ; ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ Все они были обжалованы ею в судебном порядке и распоряжения об их наложении отменены как незаконные - в соответствии с решениями суда от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, а также в результате внеплановой проверки Администрации Цимлянского района Государственной инспекции труда в Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ Истицей были поданы 2 исковых заявления о возмещении морального вреда со стороны Администрации Цимлянского района и суд двумя решениями от ДД.ММ.ГГГГ оба иска удовлетворил, обязав Администрацию района выплатить ей в общей сложности 20 000 рублей.

В ДД.ММ.ГГГГ распоряжением Администрации Цимлянского района от ДД.ММ.ГГГГ № была создана комиссия по проведению служебной проверки с целью контроля за исполнением ею служебных обязанностей. У неё есть основания полагать, что это было сделано с целью наложения на неё очередного дисциплинарного взыскания. Все выдвинутые в её адрес обвинения были ею опровергнуты. Акт результатов проведенной проверки, подтверждающий должное выполнение должностных обязанностей, был ею подписан, но копия его вручена не была, несмотря на её устную просьбу. Мотивация: он её не нужен, поскольку выговор ей не сделан.

Исходя из вышеизложенного, она может сделать вывод, что против неё организована целенаправленная «травля» с целью «выдавливания» её из Администрации Цимлянского района. Продолжением этого процесса она считает понижение её в должности без изменения трудовой функции с существенным ухудшением её материального положения.

В соответствии со ст.3 Трудового Кодекса РФ лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещением материального вреда и компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Ответчик неоднократно накладывал на неё дисциплинарные взыскания в виде выговора, необоснованность которых она вынуждена была доказывать в суде. Факт нанесения её морального вреда, нанесенного вследствие признания незаконными данных выговоров, был подтвержден его возмещением в судебном порядке.

В 2015 году была сделана очередная попытка доказать её несоответствие занимаемой должности, с целью чего была создана соответствующая комиссия на которой она была вынуждена доказывать уровень своей квалификации. Процесс этот был крайне унизителен для её достоинства. Перевод её на нижеоплачиваемую должность с ДД.ММ.ГГГГ, она имеет основания считать очередной попыткой нанести ей не только материальный, но и моральный вред. Налицо «выдавливание» её из Администрации Цимлянского района в целом и с занимаемой должности в частности. Вследствие регулярного оказываемого на неё давления она постоянно находится в стрессовом состоянии.

Факт нанесения ей морального вреда и его величина могут быть определены следующими последствиями, нанесенными ей неправомерными действиями ответчика.

Проработав в Администрации района длительный срок, достигнув предпенсионного возраста, она вынуждена постоянно испытывать такие чувства как стыд, унижение, душевная боль и депрессия. Она не может не испытывать подобных чувств, поскольку пренебрежительное отношение к ней, сопровождающееся нарушением её прав и лишение причитающихся согласно закону гарантий, не могут не сказаться на мнении о ней как о личности, как о человеке. А это означает, что задета её честь, что подразумевает её социальную оценку, объективное отношение к ней окружающих, моральные качества.

Дискриминация в сфере труда, предпринимаемая в отношении неё, сказывается на оценке её квалификации как специалиста и, соответственно, способствует потере деловой репутации. Её утрата неизбежно влечет за собой потерю ценностей нематериальных активов, что препятствует ей в получении материальных благ и выгод.

Истица отмечает, что если её все-таки «выживут» и она будет вынуждена уволиться, это может быть причиной того, что она не сможет трудоустроиться, поскольку у потенциального работодателя могут возникнуть сомнения в уровне её квалификации и профпригодности.

Неправомерный перевод на нижеоплачиваемую должность влечет за собой существенное ухудшение её материального положения. Заработная плата является единственным источником её дохода. Это связано, в частности с тем, что она, как муниципальный служащий, не имеет право заниматься какой-либо побочной деятельностью, приносящей доход. Это усугубляется еще и тем, что её супруг, в результате перенесенного , является инвалидом и также, в связи с состоянием здоровья, не в состоянии иметь дополнительный заработок. При этом существенная часть семейного бюджета расходуется на приобретение дорогостоящих лекарственных препаратов и прочие виды лечения. Соответственно, она испытывает постоянное чувство страха, связанного с тем, что ухудшение её дохода негативно скажется на здоровье близкого ей человека.

Её общий трудовой стаж в Администрации Цимлянского района на различных ответственных должностях составляет . Она заработала достаточно высокий авторитет среди руководителей и специалистов сельскохозяйственных предприятий, с которыми она непосредственно работает. Однако ответчиком неоднократно предпринимаются попытки подвергнуть сомнению уровень её профессионализма, который она считает достаточно высоким. Фактом понижения её в должности подрывается её авторитет не только перед специалистами сельскохозяйственных предприятий района, но и перед работниками районной Администрации, в штате которой она состит.

В понижении её в должности, кроме попытки ухудшить существенные условия труда, истица также видит очередную попытку унизить её, доказав в очередной раз несоответствие должности, которую она до сих пор замещала.

Учитывая то, что перевод на нижеоплачиваемую должность является продолжением планомерного процесса «выдавливания» её из Администрации и развернутой кампании «травли», продолжающейся более 2-х лет, моральный вред может быть компенсирован ответчиком в случае выплаты ей денежной компенсации в размере 50 000 рублей.

На основании изложенного, истица просила суд признать распоряжение Администрации Цимлянского района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок о переводе её на должность главного специалиста в рамках процедуры сокращения штата, незаконным. Восстановить её в должности заместителя начальника с восстановлением в прежнем размере её денежного содержания. Взыскать разницу в заработке с ДД.ММ.ГГГГ Взыскать с ответчика в её пользу в счет компенсации причиненного морального вреда 50 000 рублей.

Впоследствии истицей требования были уточнены, и в окончательной редакции просила суд признать распоряжение Администрации Цимлянского района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок о переводе её на должность главного специалиста в рамках процедуры сокращения штата, незаконным. Признать работающей в должности заместителя начальника Администрации Цимлянского района Ростовской области. Обязать Администрацию Цимлянского района Ростовской области произвести перерасчет заработной платы с ДД.ММ.ГГГГ и выплатить ей установленную разницу между должностями главного специалиста Администрации Цимлянского района Ростовской области и заместителя начальника Администрации Цимлянского района Ростовской области, в течение сорока пяти дней со дня вступления решения суда в законную силу.

В судебном заседании истица Падалкина М.А. настаивала на удовлетворении исковых требованиях, просила суд их удовлетворить в полном объеме, пояснив суду, что она состоит в трудовых отношениях с ответчиком. В соответствии с трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ она занимала должность заместителя начальника Администрации Цимлянского района. Уведомлением Главы Администрации от ДД.ММ.ГГГГ № «О предстоящем увольнении в связи с сокращением штата» она была извещена о сокращении её должности и о том, что в штатное расписание Администрации Цимлянского района вместо нее вводится должность главного специалиста, на которую с ДД.ММ.ГГГГ ей было предложено перевестись. ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии распоряжением Администрации Цимлянского района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок она была переведена на должность главного специалиста . Однако с переводом не согласна, в связи с чем, ДД.ММ.ГГГГ ею в Цимлянский народный суд было подано исковое заявление о признании указанного распоряжения незаконным. От ответчика поступило возражение на исковое заявление, с которыми она не согласна. Ответчик утверждает, что она была переведена на должность главного специалиста в связи с сокращением штата. Перевод был осуществлен в рамках процедуры сокращения штата на основании её заявления. Именно исходя из этого, он считает перевод законным и обоснованным. В распоряжении от ДД.ММ.ГГГГ №-ок перемещение её на должность главного специалиста сформулировано именно как перевод. Понятие перевода на другую работу содержит ст. 72.1 Трудового кодекса РФ, в которой сказано, что перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения. В реальности, по её мнению, имеет место не перевод, а изменение определенных сторонами условий трудового договора - переименование должности в том же отделе и снижение заработной платы, а также размера льготного пенсионного обеспечения. Перевод фактически отсутствует, а сокращение штатов является мнимым. При сравнительном анализе должностных инструкций заместителя начальника отдела и главного специалиста видно, что должностные обязанности главного специалиста абсолютно идентичны перечню должных обязанностей заместителя начальника отдела. Таким образом, можно сделать вывод, что должность главного специалиста, введенная в штатную структуру впервые, является аналогичной по отношению к сокращаемой, трудовая функция на новой должности не изменяется, а сокращение является мнимым и фиктивным. Для изменения же условий трудового договора без изменения трудовой функции в трудовом законодательстве существует иная процедура. Ответчик утверждает, что ДД.ММ.ГГГГ её была вручена под личную роспись должностная инструкция главного специалиста, а повторно, под роспись, она была ознакомлена с идентичной инструкцией ДД.ММ.ГГГГ и, таким образом, была извещена об объеме возложенных на неё должностных обязанностей. ДД.ММ.ГГГГ её действительно был вручен экземпляр должностной инструкции для предварительного ознакомления, как было сказано специалистом Администрации. Документ не был должным образом оформлен, то есть не прошит, не пронумерован, она не расписалась в нем ни постранично, ни в соответствующем журнале. По просьбе специалиста Администрации она расписалась только на титульном листе документа. Изучение предоставленной ей должностной инструкции показало, что объем её должностных обязанностей уменьшен, в связи с чем, сокращение ставки заместителя начальника отдела и введение вместо неё нижеоплачиваемой ставки главного специалиста выглядело оправданным. Но, как сказано выше, должностные обязанности главного специалиста, с которыми она была ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ, оказались абсолютно идентичными должностным обязанностям заместителя отдела. Тем не менее, ответчик как доказательство своей правоты приводит должностные обязанности, с которыми она была ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ Поскольку её подпись в предъявленном в качестве доказательства документе стоит только на титульном листе, а он не был должным образом оформлен, она имеет основания полагать, что ответчиком, в качестве доказательства своей правоты, представлен сфальсифицированный документ, то есть к её прежней должностной инструкции приложен ранее подписанный ею титульный лист. Кроме того, как следует из акта проверки Государственной инспекции труда в Ростовской области, в оправдание своих действий ответчиком предоставлены как должностные обязанности главного специалиста, с которыми она была якобы ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ, так и должностные инструкции, полученные ею ДД.ММ.ГГГГ Из этого она может сделать вывод, что в Государственную инспекцию труда намеренно был направлен фальсифицированный документ с целью введения в заблуждение её специалистов. Несмотря на намерение ДД.ММ.ГГГГ вменить в её должностные обязанности определенный их круг, ответчик был вправе изменять их бесконечно до факта перевода и ознакомления её с последней редакцией в момент перевода. И все-таки существенными для рассмотрения данного спора являются те должностные обязанности, которые ей были вручены последними, так как они, по её мнению, и имеют юридическую силу. В возражении на исковое заявление ответчик ссылается на то, что по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ вакантная должность заместителя начальника отдела сокращена и введена должность главного специалиста с ДД.ММ.ГГГГ Эта должность была ей предложена в рамках процедуры сокращения штата. Однако по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ к ним в отдел на работу пришел ФИО1 Других вакантных должностей на момент его прихода не было, и она предполагает, что он занял эту вакансию. Соответственно, под неё с ДД.ММ.ГГГГ искусственно была создана новая должность. При этом как численность отдела в целом, так и численность специалистов, содержащихся за счет субвенций областного бюджета, не изменилась. С ДД.ММ.ГГГГ вводится 2-я должность главного специалиста и сокращается должность заместителя, что и дает ей право предполагать, что последние врученные перед переводом ДД.ММ.ГГГГ должностные обязанности и являются её должностными обязанностями, а не должностными обязанностями вакансии, имеющейся на ДД.ММ.ГГГГ Таким образом, в результате перевода оказалось, что обе должности имеют одинаковые должные обязанности. Ознакомившись с должностными обязанностями ДД.ММ.ГГГГ она поняла, что перевода как такового нет, а имеет место понижение её в должности и уменьшение заработной платы за тот же объем работы. В качестве одного из доводов ответчика, доказывающего правомерность, по его мнению, уменьшение оплаты за труд равной ценности, приводится расчет потребности лимитов фонда оплаты труда, в результате которого якобы не хватает бюджетных средств на содержание её должности. Лимиты в данном случае приводить в качестве аргумента неэтично, поскольку это специфический документ и служит для формирования штатного расписания и, как следствие размера оплаты труда перечисленных в нем штатных единиц. О должностных обязанностях речь в них не идет, а решать вопрос оплаты труда за определенный объем выполняемой работы входит в должностные обязанности соответствующих работников Администрации. Лимиты расчета ФОТ рассматривать неправомерно, по её мнению, еще и потому, что работник, заключая трудовой договор с работодателем, точно знает, какая оплата труда ему причитается в соответствие с ним, и за выполнение каких именно должностных обязанностей. Он не обязан знать, как рассчитываются лимиты и как формируется штатное расписание. Он вообще не обязан, а иногда даже и не имеет право знать об их существовании, анализировать их и делать из этого выводы - если только это не входит в его должностные обязанности. Тем не менее, учитывая своё специальное образование и соответствующие профессиональные навыки, она смогла проанализировать предоставленные ответчиком в качестве доказательства своей правоты материалы: расчеты потребности лимитов на 2016 год в количестве 2-х штук и уведомление по расчетам между бюджетами министерства сельского хозяйства Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ №. Расчеты потребности лимитов производятся Администрацией района. Лимиты рассчитываются для определения потребности в денежных средствах, необходимых для содержания специалистов за счет средств областного бюджета. На их основании минсельхозпрод области выделяет району соответствующие средства, о чем оповещает районы посредством уведомлений по расчетам между бюджетами. Она относится к специалистам, содержание которых производится за счет субвенций областного бюджета. Это положение закреплено Областным законом от 20.10.2005 г. № 372-ЗС. В первом из представленных расчетов перечислены 3 штатных единицы, а именно: заместитель начальника отдела Падалкина М.А., ведущий специалист ФИО2, и главный специалист. То есть, должность главного специалиста, введенная вместо сокращенной должности заместителя начальника отдела, не персонифицирована, и имеет основания полагать, что именно она была вакантной, и именно на неё ей было предложено перевестись. Таким образом, несмотря на отсутствии на расчете даты составления, по её мнению, можно сделать вывод, что он был составлен ДД.ММ.ГГГГ, так как именно на эту дату ссылается ответчик как о времени сокращения одной должности и введения другой. Расчет, обосновывающий сумму необходимой потребности в субвенциях, указанную в расчете, очевидно, в тот же день в порядке электронного документооборота, был направлен в минсельхозпрод области, так как министерство направило в адрес Администрации Цимлянского района уведомление о предоставлении межбюджетного трансферта от ДД.ММ.ГГГГ №. Сумма денежных средств областного бюджета, необходимая для содержания 3-х штатных единиц в 2016 году и заявленная Администрацией района согласно произведенного ее специалистами расчета, составила рублей. Министерством сельского хозяйства в этот же день были выделены средства в сумме рублей. То есть сумма субвенций, выделенная министерством, на рублей превышает заявленную районом потребность. При этом распоряжение №-ок о сокращении персонально её должности в связи с необходимостью оптимизации расходов на заработную плату издано только ДД.ММ.ГГГГ То есть на следующий день после того, как минсельхозпродом области уже были выделены необходимы средства на выплату заработной платы в полном объеме. Непонятно, о какой оптимизации ответчик ведет речь. Таким образом, если даже, как утверждает ответчик, её должность сокращена из-за сложившегося ранее дефицита бюджетных средств, то, как свидетельствует приведенный выше расчет, для ликвидации этого дефицита было достаточно сокращения только одной штатной единицы заместителя начальника отдела. При этом, даже если бы должность 2-го заместителя не была вакантной, она имела бы преимущественное право на ее замещение ввиду большего стажа работы. Тем не менее, специалистами Администрации производится 2-й расчет потребности лимитов на 2016 год, где имеющаяся по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ штатная единица заместителя начальника отдела отсутствует, но в наличии 2-я ставка главного специалиста. При этом расчет произведен некорректно, с грубейшими ошибками: потребность в средствах на содержание обеих главных специалистов одинакова, чего в принципе не может быть: одна ставка существует с ДД.ММ.ГГГГ, а вторая - с ДД.ММ.ГГГГ, то есть на 2 месяца меньше. Потребность же в средствах на содержание ставки заместителя начальника отдела, которую она занимала с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и была более высокооплачиваемой, отсутствует. Создается впечатление, что этот документ создан не для реальной работы, не для предоставления в минсельхозпрод, а специально в качестве аргумента для предъявления в суде. У неё есть основания предполагать, что понижение её в должности и уменьшение заработной платы произведено умышленно, без каких-либо на это объективных причин. Если бы не её обращение в суд, она никогда не узнала бы о существовании этих 3-х документов и понижение её в должности, с одновременным уменьшением заработной платы, возможно посчитала бы частично оправданным. При этом, поскольку средства на содержание её должности минсельхозпродом уже выделены, сэкономленные средства в конце года были бы возвращены. Не исключена возможность, что Администрацией района эта операция проведена уже сейчас, для документального подтверждения своей версии о дефиците бюджетных средств. В таком случае, если её правота будет доказана, Администрация района имеет возможность возместить понесенные ею материальные потери за счет местного бюджета. Это право закреплено за ней положениями п. 5 ст. 5 Областного закона от 20.10.2005 г. № 372-ЗС. Расчет лимитов производится по каждой конкретной должности и каждому конкретному человеку, за исключением вакантных должностей. То есть, минсельхозпрод области, являющийся главным администратором доходов бюджета, точно знал, на содержание каких именно специалистов, подчиняющихся им по вертикали власти, выделяются средства. Она имеет основания полагать, что лично она, как специалист, а также и занимаемая её должность, руководство министерства устраивает, поскольку они не возражают против финансирования согласно поданной заявки. С доводом ответчика по поводу того, что по отношению к себе она неправомерно применила положение ст. 22 Трудового кодекса РФ, закрепляющей принцип обеспечения работников на равную оплату за труд равной ценности она не согласна по следующим причинам. Штатное расписание и положение об оплате труда в организации являются документами, гарантирующими работнику исполнение работодателем своих обязанностей, определенных ст. 22 Трудового кодекса РФ. В соответствии с ней работодатель обязан обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности. Закрепление такой обязанности обеспечивает создание, прежде всего, справедливой системы оплаты труда. Этот принцип соответствует международным стандартам в области заработной платы. Должностная инструкция разрабатывается для конкретной должности. Она предполагает выполнение определенного объема работы и соответствующую ответственность за ее исполнение. Данный труд оплачивается в соответствующем размере, который зафиксирован в штатном расписании организации и составленном на его основании трудовом договоре. Трудовой договор заключается с конкретным лицом, в нем обязательно указывается должность, которую он занимает и размер оплаты труда. То есть официально, с соблюдением всех формальностей, предусмотренных законодательством, закреплена определенная оплата определенного труда. С ней, как с заместителем начальника отдела, был заключен трудовой договор, оформленный с соблюдением всех правил Трудового кодекса РФ. ДД.ММ.ГГГГ, при переводе её на нижестоящую должность, с ней заключается новый трудовой договор, которым определен меньший уровень заработной платы согласно штатному расписанию. Но, в тот же день, ей вручают должностную инструкцию, согласно которой, как становится ясно, она обязана выполнять абсолютно идентичный объем работы, неся за её выполнение ту же ответственность. То есть за труд равной ценности, если сравнивать указанные 2 должности, она не получает равной оплаты. По её мнению, в отношении неё принцип, закрепленный ст.22 Трудового кодекса РФ, был нарушен. Ответчик ссылается на соблюдение процедуры сокращения штата, но при этом допускает нарушение собственных локальных актов. В распоряжении от ДД.ММ.ГГГГ №-ок довести до сведения профсоюза данные о предстоящем сокращении её должности требовалось в срок до ДД.ММ.ГГГГ Однако, по словам ответчика, первичная профсоюзная организация была уведомлена об этом только ДД.ММ.ГГГГ, то есть спустя полтора месяца. При этом выписка из решения собрания первичной профсоюзной организации по этому поводу к возражению не приложена. С доводом ответчика по поводу того, что запрошенные ею документы были направлены в её адрес в срок и в полном объеме, она не согласна по следующим основаниям. Запрос о предоставлении документов был подан ею ДД.ММ.ГГГГ Сроки предоставления их ответчиком были соблюдены, но документы предоставлены не в полном объеме. Ей не была выдана должностная инструкция главного специалиста, подписанная ею, по словам ответчика, ДД.ММ.ГГГГ При этом в Государственную инспекцию труда данный документ предоставлен был. Это, по её мнению, подтверждает незаконность ее составления и факт фальсификации. Ей были выданы только выписки из штатных расписаний. По утверждению ответчика, ей, в ответ на её заявление, была выдана копия трудовой книжки. Данный документ ею не запрашивался и выдан ей не был. Она имеет основания полагать, что в данном случае в отношении неё нарушены положения ст. 62 Трудового кодекса РФ, так как ей были предоставлены не все документы, имеющиеся в наличии у ответчика по данному вопросу. Это ущемляет её права и интересы как человека, так и работника. Кроме того, при ознакомлении мной ДД.ММ.ГГГГ с материалами дела, находящимися в суде, выяснилось, что ответчиком не предоставлены копия штатного расписания от ДД.ММ.ГГГГ, копия распоряжения от ДД.ММ.ГГГГ б/н и копия должностной инструкции с отметкой о вручении ДД.ММ.ГГГГ, числящихся как приложения к отзыву под №№, 4, 8. По её мнению, это увеличило время подготовки, потраченное на подготовку отзыва на указанное возражение. Одним из аргументов, доказывающих, по мнению ответчика, правомерность сокращения ранее занимаемой ею должности, вероятно, должно служить пояснение управляющего делами Администрации района ФИО3 от ДД.ММ.ГГГГ №. В нем сказано, что за время исполнения ею обязанностей заместителя начальника отдела она не имела в своем подчинении работников и не исполняла обязанности начальника отдела. Данный документ не используется ответчиком в качестве доказательства своей правоты, так как не указывается в тексте возражения на исковое заявление, но, тем не менее, служит приложением к нему. Она не согласна с приведенными в нём доводами по следующим причинам. В штатном расписании Администрации района, не указана непосредственная степень подчиненности одних специалистов другим, а также их количество. В частности, согласно приложенному штатному расписанию, в отделе ИиЗО числятся 6 штатных единиц. Из них заведующий отделом - 1 ед., заместитель начальника отдела - 1 ед., ведущий специалист - 4 ед. У заведующего отделом априори в подчинении находятся все 5 специалистов, но при этом штатным расписанием не определено количество штатных единиц, находящихся непосредственно в подчинении у заместителя. Так же, до сокращения 2-х заместителей начальника, обстояло дело и в отделе сельского хозяйства. Подчиненность одних специалистов другим определялась начальником устно, с учетом профиля работы и занимаемой должности. Так, до ДД.ММ.ГГГГ она де-факто была заместителем по финансово-экономическим вопросам, а 2-й заместитель до ДД.ММ.ГГГГ - по производственным. По поводу довода, что она в отсутствие начальника не исполняла его обязанностей, может сказать, что никаким документом или локальным актом не регламентируется, кто из заместителей отдела и когда исполняет обязанности начальника, должна ли присутствовать при этом очередность или периодичность. Не определено также количество дней в году, обязывающих заменять отсутствующего начальника. Никаким законодательным актом не закреплено право работодателя понижать в должности работника, за невыполнение обязанностей, которые ему не были официально поручены. За время работы в должности заместителя начальника отдела не был издан ни один приказ, в соответствии с которым бы она исполняла обязанности начальника. В связи с этим данные доводы являются беспочвенными. она работала в Администрации района на должностях, дающих её право на значительную надбавку к пенсии за стаж муниципальной службы, при этом выполняя соответствующий занимаемым должностям объем работы и неся большую ответственность за ее качество. При понижении же её должности значительно уменьшился не только размер её заработной платы, но и размер надбавки к пенсии, причем нагрузка на неё осталась прежней. В результате были ухудшены существенные условия её труда. В соответствии со ст. 57 Трудового Кодекса РФ в трудовой договор должны быть, кроме размера условий труда, включены и другие условия в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. В ответ на довод ответчика, поясняет, что она не считает из-за отсутствия этого пункта договор незаключенным, тем не менее, при понижении её в должности, она должна была быть предупреждена об этом факте. Об уменьшении доплаты к пенсии из-за понижения её должности она уведомлена не была. В данном случае нарушены положения Федерального Закона «О государственной гражданской службе», гарантирующие льготное пенсионное обеспечение государственным и муниципальным служащим за стаж государственной службы. Данная надбавка зависит от размера денежного содержания и замещаемой должности. При понижении же её в должности размер надбавки к пенсии значительно уменьшился, причем нагрузка на неё осталась прежней. Таким образом, были ухудшены существенные условия её труда. Она имеет основания полагать, что нарушены также положения, закрепленные в Федеральном Законе «О муниципальной службе в Российской Федерации», где указано, что муниципальному служащему гарантируются условия работы, обеспечивающие исполнение им должностных обязанностей в соответствии с должностной инструкцией. По её мнению, Администрация района не обеспечивает указанной гарантии, поскольку не соблюдает в отношении неё принципа равной оплаты за равный труд. Она имеет основания полагать, что, понизив её в должности, оплате труда и пенсионном обеспечении, работодатель никак не изменил объем её обязанностей. Налицо негативные последствия материального характера: уменьшение денежного содержания за тот же объем работы; уменьшение надбавки к пенсии за муниципальный стаж. О данном изменении существенных условий труда в порядке, определенном Трудовым Кодексом РФ, извещена не была. В результате существенно изменились условия трудового договора, повлекшие за собой ухудшение её материального благосостояния. Ссылаясь на необходимость оптимизации бюджета, во всех отделах Администрации (как ей было сказано устно, в оправдание понижения её в должности), также были проведены сокращения. В то же время в отделе сельского хозяйства, в котором она работает, не был сокращен или понижен в должности ни один специалист, содержащийся за счет местного бюджета. Это коснулось только её. Должность 2-го заместителя была сокращена, будучи вакантной, и это не затронуло материальные интересы другого конкретного человека. При этом её должность содержится за счет областного бюджета и её сокращение никоим образом не способствовало оптимизации местного бюджета. Соответственно, налицо реакция на сокращение её должности как специалистов Администрации в целом, так и его отдела в частности. Получается, что, проработав в Администрации столь длительный срок (специалистов с таким стажем работы единицы), уровень её квалификации настолько резко упал, что её уровень постоянно, на протяжении 2-х с половиной лет подвергается сомнению. И, получается, он несравнимо ниже, чем у остальных работников её отдела, о чем и свидетельствует её понижение в должности. Неправомерные, по её мнению, действия против неё, кроме всего прочего, мешают выполнению служебных обязанностей. В понижении её в должности, кроме попытки ухудшить существенные условия труда, она также видит очередную попытку унизить её, доказав в очередной раз несоответствие должности, которую она до сих пор замещала. У неё уходит много времени и моральных сил для отстаивания своих интересов в суде. С доводом ответчика по поводу того, что закон не обязывает суды возлагать на ответчика обязанность выплаты морального вреда, не согласна по следующей причине. В соответствии со ст. 3 Трудового Кодекса РФ лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещением материального вреда и компенсации морального вреда. В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. С доводом ответчика по поводу того, что её в исковом заявлении указаны обстоятельства, которые ранее установлены Цимлянским районным судом и тем, что в соответствие со ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании, не согласна по следующим причинам. Указанные факты приведены не для того, чтобы их доказать, а чтобы с помощью их аргументировано показать, что данное сокращение её должности не случайно. По её мнению, налицо причинно-следственная связь между неправомерными, на её взгляд, действиями администрации района и причиненным мне моральным вредом. Исходя из этого и учитывая непрекращающийся в течение продолжительного времени в отношении неё прессинг, считает предъявленную её сумму в размере 50 000 рублей в качестве компенсации морального вреда справедливой.

Представитель ответчика Администрации Цимлянского района Ростовской области по доверенности Зеленкова Е.П. просила суд отказать в удовлетворении иска, ссылаясь на доводы, изложенные в возражении на исковое заявление, пояснив, что против удовлетворения требований искового заявления возражают по следующим основаниям. В соответствии с Распоряжением №-ок от ДД.ММ.ГГГГ «О сокращении штата в Администрации района», Падалкиной М.А. ДД.ММ.ГГГГ уведомлена о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата. Данным уведомлением работнику предложена должность главного специалиста . С уведомлением от ДД.ММ.ГГГГ о предстоящем расторжении трудового договора в связи с сокращением штата, Падалкина М.А. ознакомлена лично, под роспись. Также, на втором экземпляре ответчика имеется отметка «на перевод на должность главного специалиста » согласна, за личной подписью Падалкиной М.А., датированной ДД.ММ.ГГГГ. Довод заявителя о незаконным переводе является необоснованным в виду следующего. В соответствии с положениями ст. 72.1 Трудового кодекса РФ перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором он работает (если подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 72.2 Трудового кодекса РФ. С уведомлением от ДД.ММ.ГГГГ о предстоящем расторжении трудового договора в связи с сокращением штата Падалкина М.А. ознакомлена лично, под роспись. Также, на втором экземпляре ответчика имеется отметка «на перевод на должность главного специалиста » согласна, за личной подписью Падалкиной М.А., датированной ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ поступило личное заявление Падалкиной М.А. о переводе на должность главного специалиста с ДД.ММ.ГГГГ. В связи с личным заявлением истца, ДД.ММ.ГГГГ издано распоряжение №-ок о переводе Падалкиной М.А. на должность главного специалиста с ДД.ММ.ГГГГ. Истица с распоряжением о переводе ознакомлена лично, под роспись. На основании вышеизложенного, перевод является законным и обоснованным. По доводу заявителя об отказе работодателя в устных просьбах работника об ознакомлении со штатным расписанием и иными документами, касающимися трудовой деятельности представитель ответчика пояснила, что согласно ст. 62 Трудового кодекса РФ - по письменному заявлению работника, в течение 3-х рабочих дней со дня подачи заявления работодатель обязан выдать работнику копии документов, связанных с работой. Довод об устных обращениях заявителя к ответчику об ознакомлении с копиями документов (штатное расписание, изменения в штатное расписание) является несостоятельным. Как следует из предоставленных копий документов, Падалкина М.А. обратилась в Администрацию Цимлянского района с заявлением о выдаче копий документов, а именно: трудовой книжки, штатного расписания, трудового договора. Заявление датировано ДД.ММ.ГГГГ Вышеперечисленные документы направлены в адрес заявителя ДД.ММ.ГГГГ в пределах срока, установленного ст. 62 Трудового кодекса РФ, о чем имеется личная подпись Падалкиной М.А. от ДД.ММ.ГГГГ Других письменных обращений о выдачи копий документов за 2016 год от заявителя не поступало. Письменных доказательств обращения в Администрацию Цимлянского района Ростовской области о предоставлении копий документов, связанных с трудовой деятельностью Падалкиной М.А. не представлены. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Довод заявителя о сокращении нескольких аналогичных должностей заместителя начальника Администрации Цимлянского района, и в связи с этим о возможном наличии у Падалкиной М.А. преимущественного права на оставление на работе, не состоятелен по следующим основаниям. По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ в штате находилось 3 единицы муниципальных служащих, из них: 2 единицы заместителя начальника отдела и 1 единица ведущего специалиста. Фонд заработной платы осуществляется за счет субвенций областного бюджета. По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ должность заместителя начальника являлась вакантной (ввиду увольнения работника, занимающего вышеуказанную должность). Вакантная должность заместителя начальника Администрации Цимлянского района сокращена и введена должность главного специалиста с ДД.ММ.ГГГГ. Истец считает, что процедура сокращения нарушена. Данный довод, по мнению ответчика неоснователен по следующим основаниям. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 72.2 Трудового кодекса РФ. С уведомлением от ДД.ММ.ГГГГ о предстоящем расторжении трудового договора в связи с сокращением штата Падалкина М.А. ознакомлена лично, под роспись. Одним из оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя является сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя (п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ). Письменное предупреждение работника об увольнении, не позднее, чем за два месяца. Доказательством этого является собственноручная подпись заявителя в уведомлении от ДД.ММ.ГГГГ. Согласно части 1 стати 37 Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Эти и иные положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, закрепляющие гарантии свободного труда, конкретизированы в Трудовом кодексе Российской Федерации, регулирующем порядок возникновения, изменения и прекращения трудовых отношений. К числу гарантий трудовых прав, направленных против возможного произвольного увольнения граждан с работы, в частности в связи с сокращением штата работников (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), относится необходимость соблюдения работодателем установленного порядка увольнения: о предстоящем увольнении работник должен быть предупрежден работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения; одновременно с предупреждением о предстоящем увольнении работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся у него работу (как вакантную должность или работу, соответствующую его квалификации, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом состояния здоровья, причем перевод на эту работу возможен лишь с его согласия (часть третья статьи 81, части первая и вторая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации). Следовательно, часть первая статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации, рассматриваемая в системном единстве с другими нормами Трудового кодекса Российской Федерации (статьи 81, 180), не может расцениваться как нарушающая конституционные права граждан. В соответствии с ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работодатель должен предупредить работников персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения. Вышеуказанное уведомление подтверждает соблюдение работодателем двухмесячного срока. На основании вышеизложенного ответчиком не допущено нарушений при проведении процедуры сокращения штата, предусмотренном п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Представитель ответчика обращает внимание на то, что истец Падалкина М.А. считает, что нарушены положения ст. 82 Трудового кодекса РФ, мотивируя тем, что не принимала участия в профсоюзном собрании. В соответствии с ч. 1 ст. 82 Трудового кодекса РФ работодатель обязан в письменной форме сообщить указанному органу о предстоящем сокращении численности или штата работников, не позднее, чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий (при массовом увольнении за три месяца). ДД.ММ.ГГГГ уведомлением № ответчиком направлены в первичную профсоюзную организацию «РОО профсоюза работников АПК РФ» проект распоряжения о расторжении трудового договора с заместителем начальника Администрации Цимлянского района Падалкиной М.А. по п.2 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ, а также копии документов, являющихся основанием для принятия работодателем решения об увольнении работника по указанному основанию. Согласно вышеуказанного уведомления Администрация просит в течение семи рабочих дней направить письменное мотивированное мнение по проекту распоряжения. ДД.ММ.ГГГГ первичной профсоюзной организацией «РОО профсоюза работников АПК РФ» в адрес Администрации направлено письмо исх. №, в котором сообщено, что ДД.ММ.ГГГГ рассмотрен вопрос о принятии работодателем решения о расторжении трудового договора с Падалкиной М.А. по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, с приложением выписки из решения профсоюзной организации. На заседании проверено соблюдение действующих норм трудового законодательства, коллективного договора, соглашения при подготовке проекта распоряжения о расторжении трудового договора с заместителем начальника Администрации Цимлянского района Падалкиной М.А., вынесено мотивированное мнение о том, что предоставленные работодателем проект распоряжение о расторжении трудового договора с Падалкиной М.А. и приложенные к нему документы подтверждают правомерность его принятия. Первичная профсоюзная организация согласна с принятием решения о расторжении трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Заседание проведено первичной профсоюзной организации «РОО профсоюза работников АПК РФ» ДД.ММ.ГГГГ, Присутствовало - 5 человек, кворум - 4 человека. Довод истца о том, что она является членом профсоюза, но о предстоящем заседании уведомлена не была, для участия в нем не приглашалась, является необоснованным, в связи с тем, что порядок учета мотивированного мнения профсоюзного органа при расторжении трудового договора по инициативе работодателя регламентируется ст. 373 Трудового кодекса РФ. Требование об обязательном присутствии (приглашении) сокращаемого работника на заседание первичной профсоюзной организации указанная статья не содержит. Истец полагает, что ответчиком нарушены положения п. 8 ст. 23 ФЗ № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» в части гарантий защиты муниципального служащего и членов его семьи от насилия, угроз и других неправомерных действий в связи с исполнением им должностных обязанностей в случаях, порядке и на условиях, установленных федеральными законами. По мнению представителя ответчика, данный довод является необоснованным, поскольку указанные нормы не относятся к нормам, регулирующим трудовые отношения. Приведенный довод является надуманным. В соответствии со ст. 65 ГПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Истцом не предоставлено доказательств, подтверждающих, что действиями Администраций Цимлянского района причинен вред истцу. В предмет доказывания следует включать обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование заявления. Прямой обязанностью истца является предоставление в судебное заседание доказательства, подтверждающие все факты, на которые он ссылается. Довод истца о нарушении её преимущественного права на оставление на работе не состоятелен, поскольку по смыслу действующего трудового законодательства преимущественное право на оставление на работе исследуется работодателем, если подлежит сокращению одна из одинаковых должностей определенного структурного подразделения, т.е. между работниками, занимающими одинаковые должности, часть из которых подлежит сокращению, поскольку степень производительности труда и квалификации работников возможно сравнить, лишь оценив выполнение ими одинаковых трудовых функций. В данном случае занимаемая Падалкиной М.А. должность «заместитель начальника » в количестве двух единиц исключена из штатного расписания, в связи с чем оснований для установления лиц, обладающих более высокой квалификацией и производительностью труда у работодателя не имелось; то обстоятельство, что указанный работник, переведен на другую должность, не влечет применение положений ст. 179 Трудового кодекса РФ. Кроме того, в связи с личным волеизъявлением Падалкиной М.А. о переводе на иную должность процедура сокращения штатов не была проведена, соответственно вопрос о наличии преимущественного права оставления на работе не рассматривался. Согласно ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ работодатель обязан предложить увольняемому работнику вакантную должность или работу, соответствующую его квалификации, или вакантную нижестоящую должность. Работодатель не обязан предлагать работу, которую работник не может выполнять с учетом его образования, квалификации, практического опыта. При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 Трудового кодекса РФ). Истец полагает, что нарушен принцип п. 1 п.п. 11 ст. 79 ФЗ № 79-ФЗ «О государственной и гражданской службе». Однако данный довод об отсутствии в трудовом договоре условий о льготном пенсионном обеспечении за стаж государственной службы, по мнению ответчика, является необоснованным в виду следующего. ДД.ММ.ГГГГ с Падалкиной М.А. заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ о переводе на должность главного специалиста Администрации района, которое подписано Падалкиной М.А. ДД.ММ.ГГГГ, второй экземпляр получен лично заявителем. Указанным дополнительным соглашением работнику определен размер оплаты труда: должностной оклад в размере руб., коэффициент ежемесячного денежного поощрения - 0,26; ежемесячной надбавки к должностному окладу за выслугу лет в размере 30% оклада; ежемесячной квалификационной надбавки к должностному окладу в размере 50% оклада; премии за выполнение особо важных и сложных заданий; единовременной выплаты при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска в размере 2 должностных окладов; материальной помощи в размере 1 оклада; иных выплат установленных федеральным и областным законодательством. Согласно ст. 57 Трудового кодекса РФ обязательными для включения в трудовой договор являются условия: оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); условие об обязательном социальном страховании работника в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами; другие условия в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если при заключении трудового договора в него не были включены какие-либо сведения и (или) условия из числа предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, то это не является основанием для признания трудового договора незаключенным или его расторжения. Трудовой договор должен быть дополнен недостающими сведениями и (или) условиями. При этом недостающие сведения вносятся непосредственно в текст трудового договора, а недостающие условия определяются приложением к трудовому договору либо отдельным соглашением сторон, заключаемым в письменной форме, которые являются неотъемлемой частью трудового договора. По мнению представителя ответчика, ссылка истца на ч. 2 ст. 32 Трудового кодекса РФ, ст. 32 гл. 2 Трудового кодекса РФ - является безосновательной, поскольку указанные нормы не относятся к нормам, регулирующим содержание трудового договора. Представитель ответчика в отзыве указывает, что истец считает, что нарушен принцип обеспечения работников на равную оплату за труд равной ценности, закрепленный ст. 22 Трудового кодекса РФ. Абзац шестой части второй статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающий работодателя устанавливать одинаковый размер оплаты труда работникам, выполняющим одинаковые трудовые обязанности в одних и тех же условиях, а также статья 132 названного Кодекса, устанавливающая зависимость заработной платы работника от количества и качества затраченного труда, направлены на реализацию основных принципов правового регулирования трудовых отношений - равенства прав и возможностей работников, обеспечения права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, запрещения дискриминации в сфере труда (статьи 2 и 3 Трудового кодекса Российской Федерации), учитывают баланс интересов сторон трудового договора, являющийся условием гармонизации трудовых отношений, а также гарантируют надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении и не могут рассматриваться как нарушающие права заявителя. Однако истцом, не предоставлено доводов, подтверждающих нарушение принципа абзаца шестого части второй статьи 22 Трудового кодекса РФ в части обязания работодателя устанавливать одинаковый размер оплаты труда работникам, выполняющим одинаковые трудовые обязанности в одних и тех же условиях. Как следует их расчета потребности лимитов на 2016 год размер ФОТ (фонда оплаты труда), выполненного ведущим специалистом Администрации Цимлянского района на должность главного специалиста составляет руб., на аналогичную должность - руб. Данный сравнительный анализ свидетельствует о том, что ответчиком соблюден принцип обеспечения работников на равную оплату за труд равной ценности, закрепленный ст. 22 Трудового кодекса РФ. Истица в своем исковом заявлении указывает, что с должностными инструкциями ознакомлена в день перевода, а именно ДД.ММ.ГГГГ. Однако в соответствии с положениями ст. 72.1 Трудового кодекса РФ перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором он работает (если подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 72.2 Трудового кодекса РФ. С уведомлением от ДД.ММ.ГГГГ о предстоящем расторжении трудового договора в связи с сокращением штата Падалкина М.А. ознакомлена лично, под роспись, ДД.ММ.ГГГГ вручена должностная инструкция главного специалиста. Также, на втором экземпляре ответчика имеется отметка «на перевод на должность главного специалиста » согласна, за личной подписью Падалкиной М.А., датированной ДД.ММ.ГГГГ, повторно под роспись ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ. К тому же, законодателем не предусмотрено обязанность работодателя при расторжении трудового договора направлять должностные инструкции. На основании вышеизложенного, довод в части несвоевременного ознакомления с должностной инструкцией, является несостоятельным. Истец в своем исковом заявлении указывает на обстоятельства, которые ранее установлены Цимлянским районным судом. В соответствии со ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Так же представитель ответчика указывает, что с доводами истца по взысканию с ответчика в счет компенсации причиненного морального вреда 50 000 руб. нельзя согласиться, так как в статье 151 Гражданского кодекса РФ дано понятие морального вреда, которое предполагает получение лицом моральных либо нравственных переживаний, причиненных гражданину в результате нарушения его неимущественных прав или посягательства на его нематериальные блага (честь, неприкосновенность частной жизни, право свободного передвижения, право авторства и т.д.). Законом четко расписано, что моральным может быть вред, который носит не имущественный характер, и под этим подразумеваются нравственные страдания, физическая боль, которая причиняется человеку в силу каких-то обстоятельств. Более того, должно быть доказано, что страдания действительно имели место быть. Во-первых необходимо доказать, что ответчик виноват и определить степень его вины. Во-вторых, необходимо доказать наличие у истца нравственных и физических страданий, то есть наличие последствий действий или бездействий ответчика. В-третьих, необходимо доказать связь между неправомерными действиями ответчика и моральным вредом, что именно данное действие явилось причиной негативных последствий для ответчика (морального вреда). Кроме того, закон не обязывает суды возлагать на ответчика обязанность выплаты морального вреда. В статье 151 Гражданского кодекса РФ сказано, что, «если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а так же в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда». Так же сумма, в которую оценивается причинение морального вреда, должна быть аргументирована, а не просто назван её размер. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (абзац 2 ст. 151 ГК РФ). При этом в законе говорится также о том, что при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ). Между фактом в результате, которого у истца возникли моральные переживания, должна быть четкая связь с действиями ответчика.

Выслушав пояснения истца, представителя ответчика, изучив материалы дела, суд считает, что иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В силу п. 2 статьи 195 ГПК РФ, суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, то есть, представлены сторонами.

Согласно ст. 2 Трудового кодекса РФ, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются, в том числе:

свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности;

запрещение принудительного труда и дискриминации в сфере труда;

защита от безработицы и содействие в трудоустройстве;

равенство прав и возможностей работников;

обеспечение равенства возможностей работников без всякой дискриминации на продвижение по работе с учетом производительности труда, квалификации и стажа работы по специальности, а также на подготовку и дополнительное профессиональное образование;

обеспечение права работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов, включая право работников создавать профессиональные союзы и вступать в них, право работодателей создавать объединения работодателей и вступать в них;

обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту;

обязанность сторон трудового договора соблюдать условия заключенного договора, включая право работодателя требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей и бережного отношения к имуществу работодателя и право работников требовать от работодателя соблюдения его обязанностей по отношению к работникам, трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права;

обеспечение права работников на защиту своего достоинства в период трудовой деятельности, и д.р.

Из материалов дела усматривается, что с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время, истица Падалкина М.А. состоит в трудовых отношениях с ответчиком Администрацией Цимлянского района Ростовской области (далее - Администрация района). В период до ДД.ММ.ГГГГ, истица замещала должность заместителя начальника Администрации района, с должностным окладом руб., которая относится к ведущей группе должностей муниципальной службы.

Распоряжением Главы Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок «О переводе Падалкиной М.А.», истица была переведена, с её согласия как указано в распоряжении, с должности заместителя начальника Администрации района на должность главного специалиста Администрации района с ДД.ММ.ГГГГ, с должностным окладом руб. (л.д. 32).

Должность главного специалиста Администрации района относится к старшей группе должностей муниципальной службы, которая, согласно разделу II Областного закона Ростовской области от 09.10.2007 N 787-ЗС "О Реестре муниципальных должностей и Реестре должностей муниципальной службы в Ростовской области", является нижестоящей к должности, отнесенной к ведущей группе должностей муниципальной службы, в данном случае к должности заместителя начальника Администрации района.

Данные обстоятельства, помимо указанного распоряжения Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ, подтверждается также трудовым договором на замещение муниципальной должности категории «В» от ДД.ММ.ГГГГ, дополнительными соглашениями к трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ, а также должностными инструкциями заместителя начальника Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ и главного специалиста Администрации района (л.д. 14-32).

Основанием для перевода Падалкиной М.А. с вышестоящей должности муниципальной службы на нижестоящую должность и как следствие с понижением муниципальному служащему заработной платы, явились следующие обстоятельства.

ДД.ММ.ГГГГ Администрацией района принято постановление № «Об утверждении штатного расписания Администрации района и органов Администрации района», согласно которому с ДД.ММ.ГГГГ утверждено штатное расписание Администрации района. Согласно постановлению оно вступает в силу ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 10)

Из штатного расписания Администрации района № от ДД.ММ.ГГГГ следует, что на период с ДД.ММ.ГГГГ в штате Администрации района предусмотрены следующие должности: заместитель начальника отдела - 1 штатная единица, главный специалист - 1 штатная единица и ведущий специалист - 4 штатных единицы (л.д. 68-70).

Вместе с тем, до принятия Администрацией района постановления № от ДД.ММ.ГГГГ, ранее ДД.ММ.ГГГГ Главой Администрации района ФИО4, в связи с оптимизацией расходов на заработную плату за счет средств областного бюджета «Субсидии на организацию исполнительно-распорядительных функций, связанных с реализацией переданных государственных полномочий по поддержке сельскохозяйственного производства и осуществлению мероприятий в области обеспечения плодородия земель сельхозназначения», подписано распоряжение №-ок «О сокращении штата в Администрации района».

Согласно данному распоряжению, основанием для его издания послужила служебная записка от ДД.ММ.ГГГГ заместителя Главы Администрации района по экономики и финансовым вопросам ФИО5

Глава Администрации района распорядился исключить с ДД.ММ.ГГГГ из штатного расписания Администрации района должность заместителя начальника и поручил: подготовить проект нового штатного расписания в срок до ДД.ММ.ГГГГ; уведомить заместителя начальника Падалкину М.А. о предстоящем увольнении по сокращению штатов в срок до ДД.ММ.ГГГГ; довести до ведения профсоюза и органов службы занятости данные о предстоящем сокращении штата в срок до ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ постановлением Администрации района № внесены изменения в не вступившее в силу постановление Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ № в части изменения штатного расписания Администрации района с ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 12).

Согласно штатному расписанию Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ №, с ДД.ММ.ГГГГ в штате исключена штатная единица должности заместителя начальника отдела и вместо неё введена штатная единица должности главного специалиста.

Поскольку должность заместителя начальника замещала истица Падалкина М.А., уведомлением Главы Администрации района ФИО4 от ДД.ММ.ГГГГ № «О предстоящем увольнении» она была извещена о сокращении должности заместителя начальника и о том, что вместо неё вводится должность главного специалиста того же отдела, с предложением перевестись на вновь введенную должность (л.д. 9).

Из уведомления следует, что Падалкина М.А. была с ним ознакомлена в день его подписания ДД.ММ.ГГГГ и согласилась на перевод на должность главного специалиста , о чем свидетельствуют подписи, изготовленные от её имени, датированные ДД.ММ.ГГГГ, факт подписания уведомления и согласия о переводе Падалкиной М.А. в судебном заседании не отрицалось.

Суд, исследовав уведомление «О предстоящем увольнении» от ДД.ММ.ГГГГ № отмечает, что оно содержит техническую опечатку, а именно в дате расторжения трудового договора - указана дата ДД.ММ.ГГГГ, вместо правильной даты ДД.ММ.ГГГГ. Дата предстоящего расторжения трудового договора сторонами не оспаривалась, в связи с чем, суд приходит к выводу, что истица была уведомлена о предстоящем увольнении с ДД.ММ.ГГГГ.

Впоследствии, как было указано выше, истица на основании распоряжения Главы Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок, с ДД.ММ.ГГГГ была переведена с должности заместителя начальника Администрации района на должность главного специалиста данного отдела.

Вместе с тем, из должностных инструкций заместителя начальника Администрации района и главного специалиста того же отдела усматривается, что они идентичны, отличаются только пунктами 1.1., в которых отражены наименование должностей, и их отнесение к соответствующей группе должностей реестра должностей муниципальной службы в Ростовской области.

Следовательно, объем должностных обязанностей, прав и ответственности истицы в период замещения должности заместителя начальника и при замещении в настоящее время должности главного специалиста того же отдела совпадает полностью.

Полагая, что раз должность главного специалиста, введенная в штатную структуру впервые, является аналогичной по отношению к ранее сокращенной должности, а при этом трудовая функция в новой должности не меняется, истица, считая сокращение ранее замещаемой должности фиктивным, а перевод на новую должность незаконным, имеющим вынужденный характер, обратилась в суд с настоящим иском.

Суд, с учетом характера ранее сложившихся и существующих трудовых отношений между сторонами, считает, что при рассмотрении настоящее дела в первую очередь подлежат исследованию обстоятельства соблюдения работодателем установленного порядка сокращения должности заместителя начальника Администрации района.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Как следует из правовой позиции, изложенной, в частности, п. 2.3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 1913-О, реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34 часть 1; статья 35 часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 4 части первой статьи 77, пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения, предусмотренных в части третьей статьи 81, части первой статьи 179, частях первой и второй статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" прекращение трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ признается правомерным при условии, что сокращение численности или штата работников в действительности имело место. Обязанность доказать данное обстоятельство возлагается на ответчика.

Кроме того, расторжение трудового договора с работником по данному основанию является правомерным при наличии еще и следующих условий: работник не имеет преимущественного права на оставление на работе (ч. ч. 1 и 2 ст. 179 Трудового кодекса РФ); работник заранее, не менее чем за два месяца до увольнения, предупрежден персонально и под роспись о предстоящем увольнении по сокращению численности или штата (ч. ч. 1 и 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ); при рассмотрении вопроса об увольнении участвовал выборный орган первичной профсоюзной организации (ст. 82 Трудового кодекса РФ); невозможно перевести работника с его согласия на другую работу (ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ).

В соответствии с п.п. "а" п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в случаях, когда участие выборного профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, является обязательным, работодателю надлежит, в частности, представить доказательства того, что при увольнении работника по п. 2 ч. 1 ст. 81 Кодекса были соблюдены сроки уведомления, установленные ч. 1 ст. 82 Кодекса, выборного органа первичной профсоюзной организации о предстоящем сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя, а также обязательная письменная форма такого уведомления.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части 1 этой статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья.

При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса РФ о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Кроме того, из пунктов 1 и 2 статьи 25 "Содействие работодателей в обеспечении занятости населения" Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года № 1032-I "О занятости населения в Российской Федерации", следует, что работодатель обязан содействовать в обеспечении занятости населения, в частности при принятии решения о сокращении численности или штата работников организации и возможном расторжении трудовых договоров работодатель-организация не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий обязаны в письменной форме сообщить об этом в органы службы занятости.

При таком положении закона, юридически значимыми обстоятельствами являются соблюдение работодателем условий сокращения штата работников, бремя доказывания которых лежит на работодателе.

В ходе рассмотрения гражданского дела ответчиком, доказательств соблюдения в полном объеме закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка сокращения штата и гарантий, направленных против произвольного увольнения, не представлено.

Так, из исследованных судом доказательств усматривается, что истица Падалкина М.А. была извещена ответчиком Администрацией района о предстоящем расторжении трудового договора на основании пункта 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращение должности за два месяца до проведения соответствующих мероприятий. При этом, в нарушение части 3 статьи 81, части 1 статьи 180 Трудового кодекса РФ, работнику не предложены все вакантные должности или работа.

Согласно уведомлению от ДД.ММ.ГГГГ №, истице была предложена должность главного специалиста Администрации района. Однако из ответа Управляющего делами Администрации района ФИО3 от ДД.ММ.ГГГГ №, следует, что на ДД.ММ.ГГГГ в Администрации района имелись две вакансии: заведующего отделом коммунальной инфраструктуры и архитектуры и ведущего специалиста по работе с Собранием депутатов (юриста).

Доказательств того, что истица не соответствует, в силу своей квалификации либо состоянию здоровья, требованиям к замещению указанных вакантных должностей, суду представлено не было.

Судом установлено, что на основании распоряжения на проверку от ДД.ММ.ГГГГ №, Государственной инспекцией труда в Ростовской области, ДД.ММ.ГГГГ главным государственным инспектором отдела правового надзора и контроля № ФИО6 была проведена проверка Администрации Цимлянского района Ростовской области в связи с поступившими обращениями Падалкиной М.А.

По результатам проверки ДД.ММ.ГГГГ в г. Волгодонске Ростовской области составлен Акт проверки органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля юридического лица, индивидуального предпринимателя (далее - Акт проверки).

Из Акта проверки, а также пояснений сторон следует, что Падалкина М.А. является членом первичной профсоюзной организации «РОО профсоюза работников АПК РФ».

Конституционный суд РФ в пункте 3 своего Определения от 15.01.2008 N 201-О-П обратил внимание, что работодатель, считающий необходимым в целях осуществления эффективной экономической деятельности организации усовершенствовать ее организационно-штатную структуру путем сокращения численности или штата работников, вправе расторгать трудовые договоры с работниками по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, соблюдая при этом установленный порядок увольнения.

В частности, если в организации имеется профсоюз, работодатель, принявший решение о сокращении численности или штата работников, обязан в письменной форме сообщить об этом выборному органу первичной профсоюзной организации не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий, а увольнение работников, являющихся членами профсоюза, производить с учетом мотивированного мнения этого выборного органа (части первая и вторая статьи 82, статья 373 Трудового кодекса Российской Федерации). Данная публичная обязанность установлена в целях обеспечения контроля действий работодателя и защиты интересов увольняемых работников, т.е. создания для них дополнительных гарантий. Ее несоблюдение может повлечь за собой восстановление уволенного работника на прежней работе рассматривающим трудовой спор судом общей юрисдикции (пункт 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года N 63).

По мнению Конституционного суда РФ, если в организации действует первичная профсоюзная организация, на работодателя возлагается публичная обязанность сообщить ее выборному органу в письменной форме о предстоящем сокращении численности или штата работников и возможном расторжении с ними трудовых договоров в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации не позднее чем за два месяца до начала увольнения работников, - иное истолкование положения части первой статьи 82 Трудового кодекса Российской Федерации приводило бы к несоразмерному ограничению прав и интересов работодателя, что, в свою очередь, означало бы нарушение необходимого баланса интересов сторон трудовых отношений. Такой срок следует признать справедливым, а также разумным и достаточным для осуществления выборным органом первичной профсоюзной организации имеющихся у него полномочий по защите интересов работников.

Вместе с тем, в нарушение части 1 ст. 82 Трудового кодекса РФ ответчик, в установленный срок не сообщил в письменной форме выборному органу первичной профсоюзной организации о принятом решении сократить должность заместителя начальника Администрации района и о возможном расторжении трудового договора с Падалкиной М.А. в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

При этом, суд учитывает, что согласно отзыву ответчика и Акту проверки, ДД.ММ.ГГГГ письмом № работодателем были направлены в первичную профсоюзную организацию «РОО профсоюза работников АПК РФ» проект распоряжения о расторжении трудового договора с заместителем начальника Администрации района Падалкиной М.А. по п. 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, а также копии документов, являющиеся основанием для принятия работодателем решения об увольнении работника по указанному основанию. ДД.ММ.ГГГГ первичной профсоюзной организацией «РОО профсоюза работников АПК РФ» в адрес Администрации района направлено письмо за исх. №, в котором сообщено, что ДД.ММ.ГГГГ рассмотрен вопрос о принятии работодателем решения о расторжении трудового договора с Падалкиной М.А., первичная профсоюзная организация согласна с принятием решения о расторжении трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Суд обращает внимание, что вопрос о сокращении должности был рассмотрен первичной профсоюзной организацией в отсутствие истицы - члена профсоюза.

Ответчиком не представлено доказательств своевременного извещения в соответствии с пунктом 2 статьи 25 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года № 1032-I "О занятости населения в Российской Федерации" органов службы занятости о предстоящем сокращении штатов.

Вместе с тем, согласно распоряжению Главы Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок «О сокращении штата Администрации района» необходимость уведомления профсоюза и органов службы занятости о предстоящем сокращении было указано в п. 2.3 распоряжения.

При этом суд исходит из того, что несообщение работодателем сведений в органы службы занятости населения о проведении мероприятий по сокращению штатов не является основанием для признания недействительным порядка сокращения штата организации.

Довод ответчика о том, что в связи с согласием Падалкиной М.А. о переводе на иную должность процедура сокращения штата нарушена не была, суд считает несостоятельным, поскольку само по себе волеизъявление работника на перевод, не снимает обязанности работодателя соблюсти гарантии, предусмотренные Трудовым кодексом Российской Федерации, в связи с сокращением численности или штата работников организации.

Таким образом, суд приходит к выводу, что ответчиком был существенно нарушен порядок сокращения штата Администрации района, выразившийся в невыполнении требований части третьей статьи 81, частей первой и второй статьи 82 и части 1 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации.

Несоблюдение ответчиком Администрацией района порядка сокращения штата, в случае отказа истицы Падалкиной М.А. от перевода на иную должность и её сокращении по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, мог повлечь за собой восстановление судом уволенного работника на прежней работе.

Вместе с тем, суд отмечает, что сокращение штата действительно имело место быть, поскольку это обстоятельство было подтверждено как распорядительными документами Администрации района, так и штатными расписаниями на период с ДД.ММ.ГГГГ и с ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того суд не усматривает злоупотребления правом со стороны работодателя, использующего сокращение штата работников для увольнения конкретного лица, поскольку доказательств того, что после перевода Падалкиной М.А. на должность главного специалиста с ДД.ММ.ГГГГ, в Администрации района была вновь введена должность заместителя начальника , суду не представлено.

Также суд не усматривает нарушение ответчиком положений ст. 179 Трудового кодекса РФ, поскольку проведение анализа преимущественного права на оставление на работе, в рассматриваем случае не требуется, так как из материалов дела усматривается, что постановлением Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ №, внесены изменения в постановление Администрации района от ДД.ММ.ГГГГ № «Об утверждении штатного расписания Администрации района и органов Администрации района», в части исключения единственной должности заместителя начальника в количестве одной штатной единицы.

Рассматривая доводы истицы о том, что согласие на перевод с должности заместителя начальника на должность главного специалиста того же отдела имел вынужденный характер, а также о том, что фактически перевода как такового на иную должность не было, а имеет место быть не перевод, а одностороннее изменение работодателем определенных сторонами условий трудового договора, выразившихся в переименование должности в том же отделе и в снижении заработной платы, суд приходит к следующему.

Согласно материалам дела и пояснений сторон, истица Падалкина М.А. в момент уведомления её ответчиком Администрацией района о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата ДД.ММ.ГГГГ дала своё согласие на перевод её на предложенную в уведомлении нижестоящую должность главного специалиста Администрации (л.д. 9).

При этом суд отмечает, что иные имеющиеся вакантные должности на момент уведомления о предстоящем увольнении, Администрацией района Падалкиной М.А. предложено не было.

Согласно данному уведомлению, предложенная должность имеет наименование «Главный специалист Администрации Цимлянского района» предусматривает должностной оклад в размере рубля.

Из трудового договора на замещение муниципальной должности категории «В» от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между Падалкиной М.А. и дополнительному соглашению к данному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ, замещаемая муниципальная должность Падалкиной М.А. на момент уведомления о предстоящем увольнении, имела наименование «Заместитель начальника Администрации Цимлянского района» с должностным окладом руб. (л.д. 14-15).

Впоследствии дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ к трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ, были изменены условия трудового договора, в том числе должность заместителя начальника была изменена на должность главного специалиста , ежемесячный должностной оклад с руб. был снижен до руб.

Согласно частям 1 и 2 статьи 2 Областного закона Ростовской области от 09.10.2007 N 786-ЗС "О муниципальной службе в Ростовской области" (принят ЗС РО 18.09.2007), муниципальная служба - профессиональная деятельность граждан, которая осуществляется на постоянной основе на должностях муниципальной службы, замещаемых путем заключения трудового договора (контракта). Нанимателем для муниципального служащего является муниципальное образование, от имени которого полномочия нанимателя осуществляет представитель нанимателя (работодатель).

На основании части 1 статьи 7 Областного закона Ростовской области от 09.10.2007 N 786-ЗС "О муниципальной службе в Ростовской области", оплата труда муниципального служащего производится в виде денежного содержания, которое состоит из должностного оклада муниципального служащего в соответствии с замещаемой им должностью муниципальной службы, а также из дополнительных выплат.

В силу части 2 статьи 10 Областного закона Ростовской области от 09.10.2007 № 786-ЗС "О муниципальной службе в Ростовской области", определение размера государственной пенсии муниципального служащего осуществляется в соответствии с установленным настоящим Областным законом соотношением должностей муниципальной службы и должностей государственной гражданской службы Ростовской области.

В соответствии с частью 2 статьи 57 Трудового кодекса РФ обязательными для включения в трудовой договор являются, в том числе:

условия о трудовой функции (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы). Если в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами с выполнением работ по определенным должностям, профессиям, специальностям связано предоставление компенсаций и льгот либо наличие ограничений, то наименование этих должностей, профессий или специальностей и квалификационные требования к ним должны соответствовать наименованиям и требованиям, указанным в квалификационных справочниках, утверждаемых в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, или соответствующим положениям профессиональных стандартов

условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты), и д.р.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 12 Федерального закона от 02.03.2007 № 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации", муниципальный служащий обязан исполнять должностные обязанности в соответствии с должностной инструкцией.

На основании статьи 72 Трудового кодекса РФ, изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

В силу части 1 статьи 72.1. Трудового кодекса РФ, перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

Как следует из определения Конституционного Суда РФ от 23 мая 2006 года № 149-О, данная норма в системной связи с другими положениями Трудового кодекса РФ допускает перемещение работника без его согласия лишь постольку, поскольку работник продолжает выполнять обусловленную трудовым договором работу (трудовую функцию) и никакие существенные условия трудового договора, в том числе установленные по соглашению сторон, не изменяются.

Таким образом, в случае, если трудовая функция работника не изменяется, оснований полагать, что имеет место быть перевод работника на другую работу, не имеется.

Как видно из должностных инструкций заместителя начальника Администрации района, утвержденной ДД.ММ.ГГГГ заместителем Главы Администрации района по сельскому хозяйству ГО и ЧС - начальником ФИО7 (л.д. 17-22), и должностной инструкции главного специалиста Администрации района, также утвержденной ДД.ММ.ГГГГ заместителем Главы Администрации района по сельскому хозяйству ГО и ЧС - начальником ФИО7 (л.д. 23-31), они являются идентичными, за исключением п.п. 1.1 инструкции, содержащего указания о наименовании должности и отнесения её к соответствующей группе должностей, предусмотренной Реестром должностей муниципальной службы в Ростовской области.

Общие положения, квалификационные требования к специалисту, должностные права и ответственность специалиста, а также иные положения инструкций совпадают, следовательно, трудовая функция работника не изменилась.

Данные обстоятельства позволяют суду прийти к выводу, что в рассматриваемом случае имеет место не перевод работника на другую работу, а изменение определенных сторонами условий трудового договора, а именно - переименование должности, влекущее отнесение её к иной, нижестоящей группе должностей, а также изменение условий оплаты труда.

По мнению суда, указанные изменения определенных сторонами условий трудового договора были произведены ответчиком в одностороннем порядке.

Данный вывод, суд основывает на обстоятельствах дела и подтверждается следующим.

Согласие на перевод на другую должность, было дано истицей в условиях неопределенности касаемых её будущих должностных прав и обязанностей и под угрозой лишения работы в связи с сокращением замещаемой ею должности. При этом работодателем был нарушен порядок проведения мероприятий по сокращению штата, в частности иной вакантной должности сокращаемому работнику работодатель не предложил, а также не известил выборный орган первичной профсоюзной организации за два месяца до начала предстоящего увольнения работника.

Должностная инструкция вновь введенной должности главного специалиста была утверждена соответствующим должностным лицом только лишь на третий день, после получения согласия Падалкиной М.А. на перевод на другую должность. Согласие было дано ДД.ММ.ГГГГ, а инструкция была утверждена ДД.ММ.ГГГГ.

Следовательно, довод ответчика о том, что истица, давая согласие на перевод, знала и должностных обязанностях предусмотренных новой должностью, материалами дела не подтверждается.

С инструкцией главного специалиста Падалкина М.А. была ознакомлена в полном объеме в день подписания дополнительного соглашения к трудовому договору, то есть ДД.ММ.ГГГГ.

При этом суд учитывает, что ответчиком была представлена копия должностной инструкции главного специалиста Администрации района, имеющей на первом листе инструкции отметку об ознакомлении с ней Падалкиной М.А. ДД.ММ.ГГГГ, то есть в день её утверждения.

Однако, в судебном заседании Падалкина М.А. утверждала, что содержание инструкции в части трудовых функций было иное, сама инструкция в момент подписания ДД.ММ.ГГГГ была не прошита и скреплена канцелярской скрепкой, в отличие от той инструкции с которой она была ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ, где на каждом листе которой она проставила соответствующую запись об ознакомлении.

В судебном заседании подтвердить либо опровергнуть указанный довод истицы не представилось возможным, поскольку инструкция с отметкой об ознакомлении с нею Падалкиной М.А. ДД.ММ.ГГГГ, сведений о сшиве инструкции и её заверении, перед ознакомлением с её содержанием, не содержит.

Оценивая указанные обстоятельства и в соответствии с приведенными нормами действующего законодательства, проведя анализ объема полномочий и должностных обязанностей, суд приходит к выводу о том, что факт перевода на другу должность отсутствует, поскольку работодатель сократил занятую работником должность и ввел новую с другим наименованием, но с теми же функциональными обязанностями и требованиями к квалификации, следовательно, перевод истицы Падалкиной М.А. на ниже стоящую должность незаконен, и её подлежит признать работающей в должности заместителя начальника с восстановлением в прежнем размере её денежного содержания.

При этом суд учитывает, что трудовым законодательством предусмотрено право работодателя на изменение по своей инициативе определенных сторонами условий трудового договора, за исключением трудовой функции работника, в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины) они не могут быть сохранены.

Порядок изменения определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда, предусмотрен статьей 74 Трудового кодекса РФ.

В силу части 2 статьи 74 Трудового кодекса РФ о предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Согласно части 3 той же статьи, если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В рассматриваемом деле, доказательств того, что работодатель произвел по своей инициативе изменение определенных сторонами условий трудового договора, в части наименования должности и условий оплаты труда с соблюдение порядка, установленного ст. 74 Трудового кодекса РФ, ответчиком суду не представлено.

Относительно требований истицы о взыскании с ответчика в счет компенсации морального вреда в размере 50 000 руб., суд приходит к следующему.

Как указано в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с временным ограничением или лишением каких-либо прав.

Согласно п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Трудового кодекса РФ суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.

Учитывая, что Трудовой кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Трудового кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

В соответствии со статьей 237 Трудового кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Таким образом, достаточным основанием для удовлетворения требования о компенсации морального вреда является установление факта неправомерных действий ответчика.

Подобные действия ответчика, выразившиеся в незаконном переводе истицы на нижестоящую должность с понижением должностного оклада, что предполагает причинение нравственных страданий, судом установлены.

Применительно к названным критериям и конкретным обстоятельствам спора размер компенсации морального вреда суд, с учетом требований статьи 237 Трудового кодекса РФ и характера допущенного ответчиком нарушения, признает разумным размер компенсации морального вреда, подлежащий взысканию, в сумме 3 000 руб.

Согласно части первой и второй статьи 394 Трудового кодекса РФ, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Поскольку обоснованными являются исковые требования Падалкиной М.А. о признании перевода на другу должность незаконным, подлежат удовлетворению и исковые требования истца об обязании Администрацию района, произвести перерасчет заработной платы с ДД.ММ.ГГГГ и выплатить Падалкиной М.А. установленную разницу между должностями главного специалиста Администрации района и заместителя начальника Администрации района, в течение сорока пяти дней со дня вступления решения суда в законную силу.

Разрешая настоящий спор, суд учитывает требования статей 12, 35, 39, 56 ГПК РФ об осуществлении гражданского судопроизводства на основании равноправия и состязательности сторон, когда каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которых она основывает свои требования и возражения.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанном на соблюдении принципов, закрепленных в частях 1-3 статьи 67 ГПК РФ.

Оценивая полученные судом доказательства, суд полагает, что в совокупности они достоверны, соответствуют признакам относимости и допустимости доказательств, установленными статьями 59, 60 ГПК РФ, и вследствие изложенного содержат доказательства, которые имеют значения для рассмотрения и разрешения настоящего дела, а также устанавливают обстоятельства, которые могут быть подтверждены только лишь данными средствами доказывания.

Таким образом, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого из указанного доказательства, представленного истицей, а также их достаточность и взаимную связь в совокупности, суд приходит к выводу о частичном удовлетворении заявленных требований, учитывая при этом, то обстоятельство, что ответчиком в нарушение статьи 56 ГПК РФ доказательств в опровержение доводов истицы суду не представлено.

Руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:


Исковые требования Падалкиной М.А. к Администрации Цимлянского района Ростовской области о признании незаконным распоряжение о переводе, признании работающей в ранее занимаемой штатной должности, взыскании разницы в заработке и компенсации морального вреда, - удовлетворить.

Признать распоряжение Администрации Цимлянского района от ДД.ММ.ГГГГ №-ок о переводе Падалкиной М.А. на должность главного специалиста Администрации Цимлянского района Ростовской области, незаконным

Признать Падалкину М.А. работающей в должности заместителя начальника Администрации Цимлянского района Ростовской области.

Обязать Администрацию Цимлянского района Ростовской области, произвести перерасчет заработной платы с ДД.ММ.ГГГГ и выплатить Падалкиной М.А. установленную разницу между должностями главного специалиста Администрации Цимлянского района Ростовской области и заместителя начальника Администрации Цимлянского района Ростовской области, в течение сорока пяти дней со дня вступления решения суда в законную силу.

Взыскать с Администрации Цимлянского района Ростовской области в пользу Падалкиной М.А. в счет компенсации причиненного морального вреда 3 000 (три тысячи) рублей.

Резолютивная часть решения изготовлена 04 июля 2016 года.

Мотивированное решение изготовлено 11 июля 2016 года.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ростовский областной суд через Цимлянский районный суд Ростовской области в течение одного месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Судья С.В. Стуров




Трудовой договор

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда