ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Мы работаем для вас с 2013 года


Ростов-на-Дону

пр. М. Нагибина, 14 а, оф. 631 А

+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


Решение № 2-2821/2017 2-2821/2017~М-1947/2017 М-1947/2017 от 1 июня 2017 г. по делу № 2-2821/2017


К делу № 2-2821-17


Р Е Ш Е Н И Е


Именем Российской Федерации

01 июня 2017 года г. Таганрог

Таганрогский городской суд Ростовской области в составе:

председательствующего судьи Полиёвой О.М.,

при секретаре судебного заседания Чеченевой Т.О.,

с участием прокурора Ищенко И.П.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Морозова Е.В. к ООО «Чебоко-Таганрог» о признании увольнения незаконным, изменения формулировки основания увольнения, выдачи дубликата трудовой книжки, компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:


Морозов Е.В. обратился в суд с иском к ООО «Чебоко-Таганрог» о признании увольнения незаконным, изменения формулировки основания увольнения, выдачи дубликата трудовой книжки, компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указал, что он был принят на работу в ООО «Чебоко-Таганрог» на должность водителя-экспедитора. В период его работы в должности водителя-экспедитора на предприятии ООО «Чебоко-Таганрог» нареканий в его адрес относительно исполнения им должностных обязанностей от руководства не поступало, взысканий за нарушение трудовой дисциплины за весь период работы не имел. генеральный директор ООО «Чебоко-Таганрог» потребовал от него написать заявление об увольнении для перевода на другую должность. После того, как он написал заявление об увольнении по собственному желанию, ему сообщили, что в отношении него будет проводиться служебное расследование из-за якобы имеющегося факта перерасхода дизельного топлива на транспортном средстве за период с по и вручили приказ о проведении проверки. По данному факту им было дано объяснение.

согласно Приказу № ЧТ000000001 он был уволен по основаниям, предусмотренным п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Увольнение считает незаконным и необоснованным, поскольку по заключению комиссии, проводившей служебное расследование, факт перерасхода топлива якобы был выявлен на основании данных полученных из программы навигационной системы GPS ГЛOHAC от за период с по на сумму рублей. При этом, комиссия в заключении берет в расчет расход топлива в одном случае со ссылкой на техническую документацию транспортного средства равной 5,5 л/100 км, а в другом на нормативный расход топлива в городском цикле равный 8,7 л/100 км, что приводит к разным показателям. Более того комиссией не учитывался расход топлива за другие периоды.

Кроме того, обязанность по обеспечению заправки автомобиля топливом связана непосредственно с обслуживанием транспортного средства и была возложена на него, как на водителя, но не как экспедитора. Таким образом, заправка транспортного средства топливом не подпадает под обязанности связанные с обслуживанием денежных средств и материальных ценностей.

В связи с этим, применение к нему дисциплинарной ответственности по вышеуказанным обстоятельствам на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ неправомерно, так как это не связанно с обслуживанием товарно-материальных ценностей, и соответственно работодатель не имел права увольнять его по указанной статье.

Истец просит суд восстановить его на работе в ООО «Чебоко-Таганрог» в должности водителя- экспедитора; взыскать с ООО «Чебоко-Таганрог» в его пользу средний заработок за все время вынужденного прогула с по день вынесения решения суда; обязать ООО «Чебоко-Таганрог» выдать ему дубликат трудовой книжки с исключением из нее записи об увольнении от ; взыскать с ООО «Чебоко-Таганрог» компенсацию морального вреда в размере руб. и расходы на представителя в размере руб.

В ходе судебного разбирательства истец в порядке ст. 39 ГПК РФ изменил исковые требования и в окончательной редакции просил суд:

1. Признать незаконным его увольнение из ООО «Чебоко-Таганрог» по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ оформленного Приказом N ЧТ000000001 от ;

2. Признать недействительной запись в трудовой книжке TK-II № от о его увольнении по п.7 ч.1 ст.81 ТКРФ;

3. Изменить формулировку основания его увольнения с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на увольнение по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника);

4. Обязать ООО «Чебоко-Таганрог» выдать ему дубликат трудовой книжки с исключением из нее записи от об увольнении по п.7 ч. 1 ст.81 ТК РФ, с внесением в дубликат трудовой книжки записи об увольнении Морозова Е.В. по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (расторжение трудового договора по инициативе работника);

5. Взыскать с ООО «Чебоко-Таганрог» в его пользу в счет компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, сумму в размере рублей;

6. Взыскать судебные расходы на представителя в сумме рублей.

В судебном заседании представитель истца – Протасов М.А., действующий на основании доверенности от №, измененные исковые требования поддержал, пояснил, что истца уволили за утрату доверия, но по какой именно причине неизвестно. Согласно заключению комиссии, проводившей служебное расследование от на основании данных, полученных из программы навигационной системы, якобы был выявлен факт перерасхода дизельного топлива за период с по на сумму в размере рублей. У истца были отобраны объяснения, в которых Морозов Е.В. указал, что не он один пользуется данным транспортным средством, а также пояснил, что регулярно сдавал работодателю путевые листы, из которых прослеживается движение транспортного средства, а перерасход топлива – это фактический расход автомобиля с учетом особенностей его использования. Истцу выдали топливную карту, по которой он производил заправку автомобиля, расход автомобиля около 10 л/100 км. При этом, автомобиль всегда использовался с перегрузом, также имелась неисправность топливной системы, о которой истец сообщал руководству. Истец сдавал автомобиль в гараж вместе с топливной картой, которая оставалась в салоне транспортного средства. А когда истец приходил утром на работу, часто оказывалось, что автомобиля в гараже нет, кто-то уехал на нем. Работодатель не доказал законность процедуры увольнения, а по утрате доверия можно уволить любого. Если бы стоял вопрос об утрате материальных ценностей по вине истца, то можно было бы говорить об утрате доверия. Более того, с водителями не может быть заключен договор о полной материальной ответственности. Просил измененные требования удовлетворить в полном объеме.

Представители ответчика – директор ООО «Чебоко-Таганрог» Олейников В.А., адвокат Супрун А.В., действующий на основании ордера № от и доверенности от возражали против удовлетворения исковых требований, указав, что в соответствии с п. 4.3 трудового договора работник несет материальную ответственность как за прямой действительный ущерб, непосредственно причиненный им работодателю, так и за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения ущерба иным лицам. Акта о закреплении автомобиля за истцом нет, но имеется акт о передаче истцу топливной карты. Был выявлен значительный перерасход топлива, что и послужило поводом для проведения служебной проверки, в ходе которой также было проверено техническое состояние автомобиля. Фактический расход топлива составил 8,2 л/100 км, при этом при расчете использовалось 8,7 л/100 км. Перерасход топлива составил литра, при средней цене за 1 литр дизельного топлива 35 руб., ущерб составил руб. Заявление о растрате было направлено в отдел полиции , было возбуждено уголовное дело. Объяснения истец дал не сразу, он отказался расписаться в получении приказа о проведении служебной проверки. Объяснения написал не по конкретному факту, а в общих чертах. истец подал заявление на увольнение по собственному желанию, тогда как служебная проверка началась Истец не был уволен по собственному желанию в связи с проводившейся служебной проверкой. До истец находился на больничном. Должен был приступить к работе с , а поскольку – это суббота, поэтому уволен был истец в первый рабочий день в понедельник . Истец уволен не за факт хищения, а за то, что нарушил должностные обязанности. Истец причинил ущерб предприятию, следовательно, работодатель не мог больше его допускать к обслуживанию товарно-материальных ценностей. Объем бака автомобиля примерно 50-52 литра, транзакция по топливной карте за одну заправку составляла 80 литров, что и навело на мысль, что истец ворует топливо. Иногда были заправка и два раза в день по 50 литров, то есть по 100 литров в день, а на следующий день он вновь заправлялся, и пробег не соответствовал расходу.

За сохранность карты несет ответственность истец, ни в каком автомобиле она не хранилась, и периодически этот автомобиль стоял ночью у истца дома. Никаких неполадок в работе автомобиля не было. Просили в удовлетворении иска отказать.

Выслушав участников процесса, прокурора, полагавшего, что исковые требования не подлежат удовлетворению, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Каждый гражданин Российской Федерации согласно пункту 1 статьи 37 Конституции РФ имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса РФ, трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по определённой специальности, квалификации или должности), подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно ст. 56 Трудового кодекса РФ, трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные настоящим Кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определённую этим соглашением трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Сторонами трудового договора является работодатель и работник.

Федеральный законодатель, регулируя вопросы возникновения, изменения и прекращения трудовых отношений, в целях обеспечения конституционной свободы трудового договора в силу статей 71 (пункт "в") и 72 (пункт "к" части 1) Конституции Российской Федерации правомочен предусматривать неблагоприятные правовые последствия невыполнения стороной принятых на себя обязательств по трудовому договору, адекватные степени нарушения прав другой стороны, в том числе основания расторжения трудового договора по инициативе одной из сторон.

Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации, бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников (ст. 21 ТК РФ). Эти требования предъявляются ко всем работникам. Их виновное неисполнение может повлечь расторжение работодателем трудового договора, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя.

Как установлено в судебном заседании, Морозов Е.В. был принят на работу водителем-экспедитором в транспортный отдел ООО «Чебоко-Таганрог» с испытательным сроком в течение трех месяцев с окладом, равным рублей, что подтверждается трудовым договором № от , записью в трудовой книжке Морозова Е.В.

ООО «Чебоко-Таганрог» заключен с Морозовым Е.В. договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

Судом также установлено, что Морозову Е.В. по акту приема-передачи была выдана топливная карта № для заправки автомобиля г.н. № RUS.

на основании данных полученных из программы навигационной системы GPS ГЛОНАС, выявлен факт перерасхода дизельного топлива транспортным средством , государственный регистрационный знак № RUS, за период с по , о чем бухгалтером ООО «Чебоко-Таганрог» была составлена служебная записка.

генеральным директором ООО «Чебоко-Таганрог» издан Приказ № о проведении служебного расследования по выявленному факту.

В объяснительной от Морозов Е.В. указал на то, что он работал на автомобиле , гос.номер №, за период с по , когда он производил дозаправку данного ТС, представлял в транспортный отдел ООО «Чебоко-Таганрог» путевые листы, прилагал к ним чеки с заправочных станций. Фактический расход топлива данного ТС не превышал норму, указанную в путевом листе 10,5 л/100 км. К данному ТС имели доступ и выполняли служебные поручения сотрудники как ООО «Чебоко-Таганрог», так и ИП ФИО4 К перерасходу топлива на данном ТС он отношения не имеет.

Из заключения служебного расследования от следует, что в соответствии с полученной информацией за период с по общий километраж движения транспортного средства составил 13 252 километра, за этот же период данное транспортное средство осуществляло дозаправку в размере 1 736 литров.

Технической документацией транспортного средства установлен расход топлива в размере 5,5 л/100 км при использовании в городском режиме.

За период с по по топливной карте №, закрепленной за Морозовым Е.В., было заправлено транспортное средство , регистрационный знак № RUS, дизельным топливом общим объемом 1 736 литров.

Комиссия установила, что при условии расхода дизельного топлива в количестве 1 736 л, транспортное средство должно преодолеть расстояние в 31 563 километра.

Согласно справке об эксплуатации указанного транспортного средства, пробег автомобиля с по составляет 16427,74 км, норматив расходования дизельного топлива в городском цикле для данного автомобиля составляет 8,7л. Таким образом, расход топлива по норме составляет 1 429,21л, а фактическая транзакция по карте - 2126,44 л. То есть, перерасход топлива составил л, при средней цене одного литра 35 руб., общая сумма перерасхода составляет рублей.

По результатам служебного расследования по факту недостачи дизельного топлива и проведенной в связи с этим проверки, комиссия пришла к выводу, что в действиях водителя-экспедитора Морозова Е.В. содержатся признаки дисциплинарного проступка, выразившиеся в совершении виновных действий работником, непосредственно обслуживающим товарные ценности, что дает основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Приказом № ЧТ000000001 от трудовой договор от № ЧТ0000002 с Морозовым Е.В. прекращен в связи с совершением им виновных действий, дающих основание для утраты доверия по пункту 7 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности, и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним.

В силу ст. 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

В силу п. 23 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Как усматривается из материалов дела, должность, на которую был принят истец Морозов Е.В. – водитель-экспедитор, тогда как в Перечне должностей и работ, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности за недостачу вверенного ему имущества, утвержденном Постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85 во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 823 указана должность экспедитора по перевозке и другие работники, осуществляющие получение, заготовку, хранение, учет, выдачу, транспортировку материальных ценностей.

При этом должность водителя отсутствует в перечне должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать договор о полной материальной ответственности за недостачу вверенного ему имущества.

Согласно трудовому договору № от , заключенному с истцом, он обязан был выполнять полно и качественно должностные обязанности, предусмотренные должностной инструкцией; несет материальную ответственность как за прямой действительный ущерб, непосредственно причиненный им работодателю, так и за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения ущерба иным лицам.

Из должностной инструкции водителя-экспедитора следует, что водитель-экспедитор обязан, в том числе следить за техническим состоянием автомобиля, выполнять самостоятельно необходимые работы по обеспечению его безопасной эксплуатации, своевременно проходить техническое обслуживание и технический осмотр в сервисном центре (п.п.2.10.). Водитель-экспедитор несет ответственность, в том числе и за ненадлежащее техническое состояние автомобиля, за его безопасную эксплуатацию и своевременную подачу, за несоблюдение установленных норм расхода горюче-смазочных материалов (п.п.3.3.).

Согласно договору о полной материальной ответственности от Морозов Е.В. также обязан был бережно относиться к переданному ему для осуществления возложенных не него функций (обязанностей) имуществу Работодателя и принимать меры к предотвращению ущерба.

Таким образом, обязанность по обеспечению заправки автомобиля топливом связана непосредственно с обслуживанием транспортного средства и была возложена на истца, как на водителя, но не как экспедитора.

В ходе судебного разбирательства достоверно установлено и данное обстоятельство не оспаривается сторонами по делу, что истец, как водитель, а не как экспедитор, допустил несанкционированное использование топливной карты №, что привело к причинению ответчику ущерба на сумму руб. Между тем, одного лишь факта несанкционированного использования топливной карты недостаточно для вывода о законности увольнения истца по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Ссылки представителя ответчика на то, что истец Морозов Е.В. допустил хищение имущества работодателя являются несостоятельными, поскольку при доказанности данных обстоятельств Морозов Е.В. подлежал увольнению по иным основаниям, предусмотренным ст. 81 ч. 6 п. «г» Трудового кодекса РФ.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

Если в случаях, предусмотренных настоящей статьей, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. В случае, когда к моменту вынесения указанного решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

В связи с тем, что истец Морозов Е.В. совершил проступок, не связанный с обслуживанием товарно-материальных ценностей, его увольнение не соответствует п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, приказ об увольнении ООО «Чебоко-Таганрог» № ЧТ000000001 от является незаконным, в связи с чем, в порядке ст. 394 ТК РФ формулировка увольнения Морозова Е.В. с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ подлежит изменению на увольнение по инициативе работника п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, с внесением изменений сведений об увольнении истца в трудовую книжку.

В соответствии с ч. 7 ст. 394 ТК РФ, если в случаях, предусмотренных названной статьей, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом.

Учитывая вышеизложенные положения трудового законодательства, в связи с незаконностью увольнения работник вправе требовать восстановления на работе, а при отсутствии у него заинтересованности в продолжении трудовых отношений с работодателем - взыскания компенсаций, которые причитались бы ему в случае восстановления на работе, а также изменения формулировки основания увольнения и даты увольнения.

Таким образом, подлежит изменению дата увольнения с на .

Согласно п. 33 Правил ведения и хранения трудовых книжек, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 225 от 16 апреля 2003 года, при наличии в трудовой книжке записи об увольнении или переводе на другую работу, признанной недействительной, работнику по его письменному заявлению выдается по последнему месту работы дубликат трудовой книжки, в который переносятся все произведенные в трудовой книжке записи, за исключением записи, признанной недействительной. Трудовая книжка оформляется в установленном порядке и возвращается ее владельцу.

В связи с чем, требования истца обязать ООО «Чебоко-Таганрог» выдать ему дубликат трудовой книжки с внесением в нее записи об увольнении по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ подлежат удовлетворению.

Положения ст. 234 ТК РФ предусматривают обязанность работодателя возместить работнику материальный ущерб, причиненный в результате незаконного лишения его возможности трудиться, в том числе в виде возмещения работнику не полученного им заработка в результате незаконного увольнения.

С учетом положений ст. ст. 234, 394 ТК РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Учитывая представленные ответчиком сведения о заработной плате истца за период с марта 2016 г. по март 2017 г. в сумме руб. и фактически отработанные за данный период день, среднедневной заработок составит /= руб.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула с по , который составляет рабочих дней. Исходя из размера среднедневного заработка истца 385,41 руб., который истцом не оспаривался, заработок за время вынужденного прогула, подлежащий взысканию с ответчика в пользу истца, составит 17 343,56 руб. ( руб. x р.д.).

Суд в силу ст. 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы) (ч. 2 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 (ред. от 28.12.2006) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ»). Размер этой компенсации определяется судом (ст. 237 ТК РФ).

Учитывая характер спорных правоотношений, обстоятельства при которых истцу был причинен моральный вред, а именно нарушение права истца, связанные с незаконным увольнением, нарушением установленного порядка увольнения, суд считает, что размер компенсации морального вреда следует определить в сумме 5000 руб.

При таком положении исковые требования Морозова Е.В. подлежат удовлетворению частично.

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В соответствии со статьями 88, 94 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; расходы на производство осмотра на месте; компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 настоящего Кодекса; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.

В силу ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истцом заявлено ходатайство о взыскании с ответчика судебных расходов на оплату услуг представителя в размере руб.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Интересы Морозова Е.В. по данному гражданскому делу в суде представлял Протасов М.А., действовавший по доверенности № от

По данному делу состоялось четыре судебных заседаний, в трех из них принимал участие Протасов М.А., что следует из протоколов судебных заседаний, состоявшихся , , .

В ходе рассмотрения дела Протасов М.А. заявлял ходатайства, давал пояснения относительно заявленных требований.

В подтверждение произведенной оплаты истцом представлена квитанция к ПКО № от , согласно которой Протасовым М.А. от Морозова Е.В. принято руб. на основании договора от .

Согласно договору о правовом обслуживании физических лиц от Морозов Е.В. и адвокат Протасов М.А. заключили договор на представление интересов Морозова Е.В. по иску к ООО «Чебоко-Таганрог» о признании незаконным увольнения и восстановлении на работе. Цена договора определена в размере руб.

В соответствии с пунктом 4 статьи 421 ГК РФ по общему правилу условия договора определяются по усмотрению сторон. К числу таких условий относятся и те, которыми устанавливаются размер и порядок оплаты услуг представителя.

Суд приходит к выводу, что свои обязанности по предоставлению юридических услуг Протасов М.А. выполнил в полном объеме.

Ст. 100 ГПК РФ, являясь специальной нормой по отношению к общей норме о распределении судебных расходов, закрепленной в ст. 98 ГПК РФ, указывает на необходимость взыскания расходов по оплате услуг представителя, исходя из принципа разумности. При этом суд вправе учитывать размер удовлетворяемой части требований, но не связан ей.

Учитывая категорию и сложность дела, объем оказанной Морозову Е.В. юридической помощи (участие в судебных заседаниях, время, затраченное на ознакомление с материалами дела), соотношение разумности понесенных расходов со значимостью и объемом защищаемого права, квалификацию и опыт представителя, суд признает затраты истца на оплату юридических услуг по данному делу в размере 20 000 руб. разумными и подлежащими взысканию с ответчика в полном объеме.

В силу ст. 103 ГПК РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец при подаче иска был освобожден, подлежит взысканию с ответчика. В соответствии со ст. 333.19 п.1 пп. 1 НК РФ размер госпошлины составит: по требованиям имущественного характера, подлежащим оценке - 4 %х 17343,56 = 694 руб., по требованиям неимущественного характера: о признании увольнения незаконным, взыскании компенсации морального вреда, изменении основания и даты увольнения, выдачи дубликата трудовой книжки по 300 руб. за каждое требование, а всего 1894 руб.

Руководствуясь ст.ст. 100, 193-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:


Исковые требования Морозова Е.В. к ООО «Чебоко-Таганрог» о признании увольнения незаконным, изменения формулировки основания увольнения, выдачи дубликата трудовой книжки, компенсации морального вреда, – удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ ООО «Чебоко-Таганрог» № ЧТ000000001 от об увольнении Морозова Е.В. по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Признать недействительной запись в трудовой книжке Морозова Е.В. за № от об увольнении по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ

Изменить формулировку основания увольнения Морозова Е.В. с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ на увольнение по инициативе работника п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, дату увольнения с на .

Обязать ООО «Чебоко-Таганрог» выдать Морозову Е.В, дубликат трудовой книжки с внесением в нее записи об увольнении по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Взыскать с ООО «Чебоко-Таганрог» в пользу Морозова Е.В. заработную плату за время вынужденного прогула за период с по в сумме 17 343,56 руб., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., судебные расходы в сумме 20 000 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с ООО «Чебоко-Таганрог» в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 1894 руб.

Решение может быть обжаловано в Ростовский областной суд через Таганрогский городской суд Ростовской области в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий

Решение в окончательной форме изготовлено 05.06.2017 г.


Трудовой договор

Увольнение, незаконное увольнение