ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Мы работаем для вас с 2013 года


Ростов-на-Дону

пр. М. Нагибина, 14 а, оф. 631 А

+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


Решение № 2-2096/2016 2-2096/2016~М-895/2016 М-895/2016 от 8 апреля 2016 г. по делу № 2-2096/2016


Дело № 2-2096-16


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

08 апреля 2016 года город Ростов-на-Дону

Ленинский районный суд города Ростова-на-Дону в составе:

Председательствующего судьи Баташевой М. В.,

при секретаре Андриевской К. А.,

При участии помощника прокурора Ленинского района г. Ростова-на-Дону Долгалевой А. А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Карташева ЕГ, Прокопенко РЕ, Коренякина ИИ к ООО «Правда» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации за просрочку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:


Истцы обратились с названным иском в суд, в обоснование которого указали, что с 01.10.2015 г. истец Карташев ЕГ, состоял в трудовых отношениях с организацией ООО «Правда» в должности официанта, о чем сделана запись в трудовой книжке на основании Приказа № от 01.10.2015 года. 18.01.2016 г. Приказом № Карташев Е.Г. был уволен с должности официанта на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, то есть за непринятие работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя. Истец полагает, что его увольнение незаконно, ввиду отсутствия его виновных действий. На момент издания работодателем приказа об увольнении Карташев Е.Г., оснований для увольнения в связи с утратой доверия не имелось. Причины утраты доверия, которые повлекли увольнение истца, работодателем разъяснены не были. В нарушение требований ст. 193 ТК РФ ответчиком у истца не были истребованы объяснения, а также не были установлены виновные лица, размер причиненного ущерба и причину его возникновения. Акт об отказе Карташев Е.Г. дать объяснения по обстоятельствам, повлекшим увольнение работника, также не составлялся. Служебное расследование не проводилось. Таким образом, увольнение истца с должности официанта на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ является незаконным, поскольку нарушена процедура увольнения и не установлены виновные действия истца. В соответствии со ст. 234 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения работника возможности трудиться, в том числе, если заработок не получен в результате незаконного увольнения. Ответчиком не был выдан на руки истцу трудовой договор, подтверждающий работу Карташева ЕГ в ООО «Правда». 19.01.2016 г. истцом было направление обращение к ООО «Правда» с просьбой проинформировать его о причине расторжения с ним трудового договора. Ответчиком данное обращение было проигнорировано и трудовая книжка была выслана по почте. Незаконными действиями работодателя истцу был причинен моральный вред. Запись об увольнении в трудовой книжке сделанная работодателем существенно усложнила поиск нового места работы. Незаконность увольнения доставила истцу глубокие переживания и нравственные страдания, отягощающиеся несправедливым отношением руководства организации к сотрудникам, добросовестно выполняющим свои должностные обязанности.

С аналогичными требованиями обратились Прокопенко Р. Е. и Коренякин И. И., которые в иске указали, что с 01.10.2015 г. истцы состояли в трудовых отношениях с организацией ООО «Правда» в должности официанта, о чем сделана запись в трудовой книжке. 18.01.2016 г. истцы были уволены с должности официанта на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, то есть за непринятие работником мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является, непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставления или представления заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, открытия (наличия) счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами работником, его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя. Истцы полагают, что их увольнение незаконно, ввиду отсутствия виновных действий. На момент издания работодателем приказа об увольнении, оснований для увольнения в связи с утратой доверия не имелось. Причины утраты доверия, которые повлекли увольнение истца, работодателем разъяснены не были.

Определением суда от 05.04.2016 года указанные гражданские дела были объединены в одно производство.

На основании изложенного и с учетом последующих уточнений в порядке ст. 39 ГПК РФ истцы в окончательной редакции просили суд признать приказ № от 18.01.2016г. о прекращении трудового договора с Карташевым ЕГ, приказ № от 18.01.2016г. в прекращении трудового договора с Коренякиным ИИ, приказ № от 18.01.2016г. о прекращении трудового договора с Прокопенко РЕ – незаконными, восстановить Карташева ЕГ, Прокопенко РЕ, Коренякина ИИ на работе в ООО «Правда» в должности официанта с 18 января 2016 года, взыскать с ООО «Правда» заработную плату за время вынужденного прогула в пользу Карташева ЕГ в размере 30 600 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, Прокопенко РЕ в размере 30 600 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, Коренякина ИИ в размере 30 600 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей.

Истец Карташев Е. Г., Прокопенко Р. Е., Коренякин И. И., представители истцов в судебное заседание явились, требования с учетом уточнений поддержали, просили удовлетворить. Указали, что работодатель нарушил процедуру увольнения, не вручив приказ об увольнении в установленный законом срок, не истребовав письменные объяснения относительно причин увольнения, а также не указал конкретную причину увольнения, не учел предшествующее отношение к труду истцов.

Представитель ответчика Бычков С. В. в судебном заседании требования не признал, просил отказать в полном объеме, полагая, что у истцов истребовались объяснения, которые они отказались представить, о чем был составлен соответствующий акт, с приказом об увольнении не смогли ознакомить по причине того, что истцы не пришли на работу, т.к. у них был выходной день, копии приказов и трудовые книжки были направлены почтой по месту жительства истцов, следовательно процедура увольнения ответчиком была соблюдена, а также установлена вина в обналичивании депозитных карт гостей, что позволило работодателю уволить работников в связи с утратой доверия.

Суд, исследовав материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, мнение прокурора, полагавшей иск подлежащим удовлетворению в связи с отсутствием доказательств вины истцов в совершении дисциплинарного проступка, а также нарушением порядка увольнения, приходит к следующему.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно п. п. 45 и 47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Трудового Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой.

Если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы по пункту 7 части первой статьи 81 ТК РФ при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 Трудового Кодекса РФ.

Согласно ст. 12, 56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основание своих требований и возражений.

При этом в силу п. 23 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В ходе рассмотрения дела установлено судом, что с 01.10.2015 года истцы Карташев Е. Г., Прокопенко Р. Е., а Коренякин И. И. с 01.09.015г. состояли в трудовых отношениях с организацией ООО «Правда» в должности официантаов о чем сделана запись в трудовой книжке.

На основании приказа №, №, № от 18.01.2016 г. истцы Карташев Е. Г., Прокопенко Р. Е., Коренякин И. И. уволены с должности официанта на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, то есть за совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно должностной инструкции официанта, в их обязанности входит непосредственное обслуживание денежных ценностей.

Истцы полагают, что их увольнение незаконно, ввиду отсутствия виновных действий, а также в связи с нарушением процедуры увольнения.

Увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации является видом дисциплинарного взыскания, применение которого должно производиться в четком соответствии с положениями ст. 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности является факт совершения дисциплинарного правонарушения, который в трудовом законодательстве называется дисциплинарным проступком и под которым понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей (ст. 192 ТК РФ). Под неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя).

Привлечение к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации допускается в случаях когда работодатель установил конкретную вину работника и доказал ее в установленном порядке (принцип презумпции невиновности и виновной ответственности, т.е. наличия вины как необходимого элемента состава правонарушения).

Основанием для утраты доверия должен послужить конкретный факт совершения работником виновных действий, подтвержденный каким-либо письменным доказательством.

Необходимость установления вины работника в совершении конкретного дисциплинарного проступка при привлечении его к дисциплинарной ответственности является обязательным условием наступления таковой. В свою очередь вина характеризуется умыслом либо неосторожностью.

Проступок не может характеризоваться как понятие неопределенное, основанное лишь на внутреннем убеждении работодателя, а вывод о виновности работника не может быть основан на предположениях работодателя о фактах, которые не подтверждены в установленном порядке.

Так, в ходе судебного разбирательства было установлено, что причиной послужившей основанием к утрате доверия, послужили докладные записки в отношении каждого из истцов старшего кассира ФИО.

В отношении Карташева Е.Г. от 16.11.2015г., в соответствии с которой следует, что ею была обнаружена депозитная карта №, лежавшая на барной стойке, спустя некоторое время счет был оплачет данной депозитной картой, затем было обнаружено, что карта была забыта госте на барной стойке, официант оплатит ею счет других гостей, которые рассчитывались наличными. Счета были оплачены в большими промежутками времени, а именно заказ № 03:00, сумма 380 рублей, заказ № 03:27 сумма 200 рублей, заказ № 04:06 сума 1420 рублей.

В отношении Прокопенко Р.Е. от 02.01.2016г., в соответствии с которой следует о том, что депозитная карта №, лежавшая на барной стойке, спустя некоторое время счет был оплачет данной депозитной картой, затем было обнаружено, что карта была забыта госте на барной стойке, официант оплатит ею счет других гостей, которые рассчитывались наличными. Счета были оплачены разные под разной нумерацией столов в разное время, а именно стол № 02:30 сумма 1630 рублей, стол № 02:50 сумма 190 рублей.

В отношении Коренякина И.И. от 11.01.2016г. депозитная карта №, лежавшая на барной стойке, спустя некоторое время счет был оплачет данной депозитной картой, затем было обнаружено, что карта была забыта госте на барной стойке, официант оплатит ею счет других гостей, которые рассчитывались наличными. Счета были оплачены разные под разной нумерацией столов в разное время, а именно стол № 02:30 сумма 1090 рублей, стол № 03:14 сумма 300 рублей, стол № 05:36 сумма 600 рублей.

Из анализа ч. 1, 2 ст. 193 ТК РФ прямо следует, что законодателем предоставлено работнику право в течение двух рабочих дней со дня затребования от него объяснения по факту совершенного им дисциплинарного проступка, предоставить письменное объяснение либо отказаться от предоставления такого объяснения. Поэтому дисциплинарное взыскание, в том числе и в виде увольнения, может быть применено к работнику только после получения от него объяснения в письменной форме либо после непредставления работником такого объяснения по истечении двух рабочих дней со дня истребования.

Если же вопрос о применении к работнику дисциплинарного взыскания решается до истечения двух рабочих дней после затребования от него письменного объяснения, то порядок применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения считается нарушенным, а увольнение в силу части 1 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации - незаконным.

Суд приходит к выводу, что работодателем не выполнено требование ст. 193 ТК РФ об истребовании у работника письменных объяснений до применения к нему дисциплинарного взыскания.

Приказом № от 15.01.2016г. генерального директора ООО «Правда» ФИО1 создана комиссия для проведения служебного расследования по установлению достоверности фактов присвоения денежных средств с дебетовых карт клиентов ресторана «Парк Культуры».

Однако, ранее истцам было предложено пройти специальное психофизиологическое исследование с использованием полиграфа с целью установления фактов присвоения денежных средств с дебетовых карт клиентов ресторана, в ходе которых истцы давали пояснения, что нашло отражение в самих заключениях ( в отношении Карташева Е.Г. № от 15.01.2016г., в отношении Коренякина И.И. № от 14.01.2015г., в отношении Прокопенко Р.Е. № от 15.01.2016г.), изложены специалистом, проводившим такое исследование, со слов истцов, а также Коренякин И.И. и Карташев Е.Г. давали собственноручные пояснения относительно задаваемых специалистом вопросов.

После проведения указанного исследования, 15.01.2016г. на обще собрании коллектива ресторана, где присутствовали сотрудники зала, директором было сообщено истцам о том, что они уволены, т.к. занимаются обналичиванием депозитных карт клиентов.

17.01.2016 года был составлен акт №, согласно кторому на основании заключения специалиста полиграфолога ФИО2 и письменных объяснений работников Карташева Е.Г., Коренякина И.И., Прокопенко Р.Е. установлено, что факты, изложенные в докладной старшего кассира ФИО и отраженные в книге отзывов и предложений, полностью подтвердились, однако непосредственное объяснение работодателю Карташев Е.Г., Коренякин И.И., Прокопенко Р.Е. дать отказались, о чем составлены соответствующие акты. ( акт № в отношении Крташева Е.Г., акт № в отношении Коренякина И.И., акт№).

Между тем, давая оценку обстоятельствам соблюдения порядка увольнения в части истребования объяснения перед увольнением, суд полагает, что такие объяснения после предъявления претензий относительно обналичивания депозитных карт на общем собрании сотрудников коллектива 15.01.2016г. у истцов не истребовались. Указанное обстоятельство подтверждается как объяснениями самих истцов, так и свидетелей, присутствовавших на указанном собрании, допрошенных в ходе судебного разбирательства, в частности ФИО3, ФИО, которые не смогли однозначно с высокой степенью достоверности утверждать о том, что ходе собрания у истцов были истребованы письменные объяснения, а также свидетеля ФИО4, которая также поясняла о том, что на указанном собрании до истцов была доведена информация об их увольнении.

Доводы и ссылка ответчика на наличие полигрифаческого исследования, пояснения, данные истцами в его ходе, не могут быть приняты судом как доказательство соблюдения требований ст.193 ТК РФ в части истребования письменных объяснений, поскольку на момент проведения исследования истцам не было известно о каких-либо претензиях со стороны работодателя, о наличии которых стало известно только в ходе собрания 15.01.2016г., после которого они не были допущены на рабочее место впоследствии.

Кроме того, судом критически оценивается представленный ответчиком в материалы дела акт №,№,№ от 17.01.2016г. в части ссылки на отказ от дачи письменных объяснений, подписанный главным бухгалтеров ФИО5, менеджером ФИО3, старшим кассиром ФИО, поскольку как следует из пояснений, данных последними в ходе допроса в качестве свидетелей в судебном заседании следует о том, что такие объяснения ими лично не истребовались, о наличии претензий истцы были поставлены в известность директором ФИО1 на общем собрании 15.01.2016г., требовались ли письменные объяснения пояснить достоверно не смогли, а главный бухгалтер ФИО5в. подписала акт со слов других членов комиссии, лично на собрании не присутствовала, в иное время объяснении я не истребовала.

Кроме того, суд пришел к выводу о том, что ответчиком нарушен порядок увольнения в части ознакомления с приказом об увольнении, поскольку в материалы дела сведения о надлежащем ознакомлении с приказом об увольнении, вручении его копии не представлено.

Так, ответчиком были направлены в адрес истцов трудовые книжки, которые были получены – Коренякиным И.И. 05022016г., Карташевым Е.Г, 09.02.2016г., Прокопенко Р.Е. 03.02.2016г., между тем, доказательств того, что вместе с трудовыми книжками были направлены копии приказов об увольнении ответчиком суду в порядке ст.56 ГПК Ф не представлено.

Кроме того, ссылка ответчика на то, что в день увольнения не было возможности ознакомить с приказами работников ввиду отсутствия на рабочем месте по причине выходного дня, не могут быть приняты во внимание, поскольку истцам об увольнении было объявлено еще 15.01.2016г., 18.01.2016г. истцы пришли по месту работы с целью получения документов, в частности трудовой книжки и санитарных книжек, однако не были допущены к рабочему месту службой охраны ресторана, а менеджером даны объяснения об отсутствии оформленных документов об увольнении. Указанные обстоятельства подтверждаются объяснениями самих истцов, показаниями свидетеля ФИО4, не опровергнуты достаточными допустимыми доказательствами ответчиком.

Сведений о том, что работодателем были предприняты какие-либо необходимые меры для вручения приказов об увольнении в установленный законом срок, в частности направление приказов в почтовом режиме, уведомление о возможности ознакомиться с приказом и получить документы в телефонном режиме, ответчиком суду не представлено.

Соответствующего акта об отказе в ознакомлении с приказами об увольнении суду не представлено, запись в приказах о невозможности ознакомить ввиду отсутствия на работе оценивается судом критически ввиду отсутствия иных доказательств, подтверждающих соблюдение порядка ознакомления с приказом об увольнении.

Положения ст. 193 ТК РФ носят для работника гарантийный характер, в связи с чем соблюдение установленной законом процедуры для работодателя является обязательным.

Иное толкование данных норм означало бы необязательность соблюдения работодателем срока для предоставления работником объяснения и возможность игнорирования работодателем требований части 1 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации, а, следовательно, повлекло бы утрату смысла данных норм и существенное нарушение права работника на предоставление объяснения в установленный законом срок.

Таким образом, увольнение является законным тогда, когда у работодателя имеются основания для расторжения трудового договора и когда работодателем соблюден порядок расторжения трудового договора. Несоблюдение порядка наложения дисциплинарного взыскания свидетельствует о незаконности увольнения.

Исходя из приведенных положений закона, а также фактических обстоятельств настоящего гражданского дела, суд приходит к выводу о том, что работодателем нарушен порядок привлечения истцов к дисциплинарной ответственности, поскольку им не было затребовано письменное объяснение от истцов в установленном законом порядке до применения дисциплинарного взыскания, а также не вручен приказ об увольнении в установленный законом срок.

В нарушение требований ст. 193 ТК РФ ответчиком ООО «Правда» не были достоверно установлены виновные лица, размер причиненного ущерба и причины его возникновения.

Так, ответчиком в ходе судебного разбирательства не было представлено достаточных допустимых доказательств вины работников в совершении какого-либо дисциплинарного проступка.

Сведений о причинении какого-либо ущерба работодателю материалы дела не содержат, как отсутствуют сведения о проведении проверки, а также подтверждения какими-либо документами сведений о проверке обстоятельств, изложенных в докладных записках старшего кассира ФИО.

Ссылка ответчика на то обстоятельство, что такая проверка была проведена путем сопоставления с данными, находящимися в компьютере, не принимаются судом, поскольку исключает возможность проверки выводов комиссии в акте № от 17.01.2016г. относительно подтверждения фактов, изложенных в докладных записка.

Кроме того, из содержания представленных в материалы дела Положения о входных депозитах, Стандартов сервиса для сотрудников зала ресторана «Парк Культуры» не следует о том, что обязанность по контролю за движением депозитных карт возложена на официантов, напротив, такая обязанность возложена на кассира, следовательно, основания полагать о том, что истцы нарушены положения действующих локальных актов, у суда не имеется.

Кроме того, следует учесть, что ответчиком нарушен срок привлечения истца Карташева Е.Г. к дисциплинарной ответственности, поскольку сведения от старшего кассира работодателю поступили еще 16.11.2015г., тогда как к дисциплинарной ответственности привлечен за пределами месячного срока, 18.01.2016г..

Таким образом, учитывая вышеизложенное, увольнение истцов с должности официанта на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ является незаконным, поскольку нарушена процедура увольнения и не установлены виновные действия истцов.

Удовлетворение иных исковых требований является производными от признания увольнения незаконным.

Согласно статье 394 Трудового кодекса РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Поскольку суд признал увольнение истцов незаконным, то с ответчика ООО «Правда» в пользу истцов Карташева Е. Г., Прокопенко Р. Е., Коренякина И. И. подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в размере 30 600 рублей каждому соответственно. Расчет взысканной судом суммы ответчиком не оспаривается.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно пункт 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда. Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

В соответствии со статьей 237 Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

При установленных судом обстоятельствах, с учетом характера и объема причиненных истцам нравственных и физических страданий, степени вины ответчика, суд считает возможным определить размер компенсации морального вреда в сумме 5 000 рублей каждому соответственно.

В соответствии с положениями ст. 103 ГПК РФ, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд,

Р Е Ш И Л:


Исковые требования Карташева ЕГ, Прокопенко РЕ, Коренякина ИИ - удовлетворить частично.

Признать приказ № от 18.01.2016г. о прекращении трудового договора с Карташевым ЕГ, приказ № от 18.01.2016г. о прекращении трудового договора с Коренякиным ИИ, приказ № от 18.01.2016г. о прекращении трудового договора с Прокопенко РЕ - незаконными.

Восстановить Карташева ЕГ, Прокопенко РЕ, Коренякина ИИ на работе в ООО «Правда» в должности официанта с 18 января 2016 года, взыскать с ООО «Правда» в пользу Карташева ЕГ заработную плату за время вынужденного прогула в размере 30 600 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, в пользу Прокопенко РЕ заработную плату за время вынужденного прогула в размере 30 600 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, в пользу Коренякина ИИ заработную плату за время вынужденного прогула в размере 30 600 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

В остальной части исковые требования Карташева ЕГ, Прокопенко РЕ, Коренякина ИИ оставить без удовлетворения

Взыскать с ООО «Правда» государственную пошлину в размере 3 354 рубля в доход государства.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ростовский областной суд через Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 12 апреля 2016 года.

Председательствующий: