ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Мы работаем для вас с 2013 года


Ростов-на-Дону

пр. М. Нагибина, 14 а, оф. 631 А

+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


Решение № 2-1347/2016 2-1347/2016~М-15/2016 М-15/2016 от 15 марта 2016 г. по делу № 2-1347/2016


Дело № 2-1347/16


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

15 марта 2016 года. г.Ростов-на-Дону

Ленинский районный суд г.Ростова-на-Дону в составе:

председательствующего судьи Фаустовой Г.А.

с участием прокурора Долгалевой А.А.

при секретаре Михайлове В.Г.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Абакумова ФИО13 к ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

Установил:


Абакумов П.В. (далее истец) обратился в суд с иском к ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» (далее МРСК Юга – ответчик) о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 40 000 рублей.

В обоснование заявленных исковых требований истец указал, что 1 июня 2006 года он был принят на работу в ОАО «Ростовэнерго» Северные электрические сети на должность сторожа в Шолоховский РЭС согласно приказу №173 к от 01.06.2006 г.

28 октября 2015 года истец получил инвалидность 3 группы. 9 декабря 2015 года был уволен с предприятия по п.8 ч.7 ст.77 Трудового кодекса РФ, в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, необходимой в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами РФ. В этот день ему была выдана трудовая книжка, с записью об увольнении с 09.12.2015г.

Истец считает свое увольнение незаконным, так как ответчиком был нарушен установленный трудовым законодательством порядок увольнения, ссылаясь при этом на ст. 22 ТК РФ, ст. 11 ТК РФ, п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 2 мая 2012 г. N 441н "Об утверждении Порядка выдачи медицинскими организациями справок и медицинских заключений".

Основанием для увольнения в приказе № 146-9-л от 9.12.2015 г. указывается выданное уведомление от 9.12.2015 г. об отсутствие у работодателя работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением, индивидуальная программа реабилитации инвалида карта № 877 от 28 октября 2015 года.

Согласно выписного эпикриза № 22478/1564 от 20.11.2015г. выданного Министерством здравоохранения Ростовской области ГБУ РО Областная клиническая больница кардиохирургический центр за подписями лечащего врача ФИО4; зав. отделением кардиологии ФИО5 и директора кардиологического центра, профессора ФИО6 Абакумов П.В. допускался к труду с 21.11.2015г. Впоследствии, после дополнительного обследования и лечения согласно выписке из стационарной карты № от 04.12.2015г. в Ростовской областной клинической больнице за подписями лечащих врачей: ФИО7, ФИО8; зав. отделением ФИО9 и директора центра кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии, профессора ФИО6 он допускался к труду с 05.12.2015г.

Истец указал, что в клинико-экспертной комиссии он получил консультацию, что данных документов достаточно, чтобы приступить к работе, в случае наличия спорных вопросов, для оценки состояния здоровья обследуемых направляют в узкоспециализированные клиники (по его заболеванию ведущим является именно вышеуказанное учреждение).

Истец считает, что справка МСЭ-2014 №, выданная 28 октября 2015 года об установлении инвалидности 3 группы, не устанавливает каких-либо ограничений, запретов и противопоказаний на продолжение работы в должности сторожа. Перевод на другую работу не входит в число мер, рекомендованных руководителем ФГУ медико-социальной экспертизы. Индивидуальная программа реабилитации инвалида, не является медицинским заключением, которым установлен запрет на продолжение работы в должности сторожа.

Считает, что из индивидуальной программы реабилитации инвалида следует, что в переводе на другую работу он не нуждается, трудоспособен и мог выполнять работу. Ответчик в нарушение индивидуальной программы реабилитации инвалида, не обладая специальными познаниями в области медицины и без надлежащего медицинского заключения сделал вывод о необходимости перевода его на другую работу по состоянию здоровья, что не соответствует нормам ТК РФ. Считает доводы ответчика о том, что он в соответствии с медицинским заключением нуждался в переводе на другую работу, которая отсутствовала у работодателя, необоснованными. Заключением медико-социальной экспертизы было определено, что способность к трудовой деятельности связана не с необходимостью перевода на другое рабочее место, а с адаптацией на прежнем рабочем месте.

В Приказе Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 № 302н (ред. от 05.12.2014) «Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда», трудовая деятельность сторожа в ночное время не включена. (Доплату за вредные условия труда я не получал, ежегодных медосмотров не проходил).

Более того, инвалиды могут привлекаться к работе в ночное время (ч. 5 ст. 96 ТК РФ), к сверхурочным работам (ч. 5 ст. 99 ТК РФ), в выходные и нерабочие праздничные дни (ч. 7 ст. 113 ТК РФ), с их письменного согласия и при условии, что такие работы не запрещены им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением.

Также истец указал, что на основании протокола заключения врачебной комиссии от 15.12.2015 года состояние его признано удовлетворительным, он допускается к работе с рекомендацией: адаптация на прежнем рабочем месте.

Кроме того, в соответствии со ст. 11 Федерального Закона «О социальной защите инвалидов» индивидуальная программа реабилитации имеет для инвалида рекомендательный характер, он вправе отказаться от того или иного вида, формы и объема реабилитационных мероприятий, а также от реализации программы в целом. Отказ инвалида от индивидуальной программы реабилитации в целом или от реализации отдельных ее частей освобождает соответствующие органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности от ответственности за ее исполнение.

Истец также указал, что он не возражал о продолжении работы в прежних условиях труда, выполняя необходимый объем работы в соответствии с должностной инструкцией.

Далее истец сослался на ст. 392, ст. 394 ТК в случаях незаконного увольнения суд может по требованию работника вынести решение о выплате среднемесячной заработной платы за время вынужденного прогула, а также о возмещении денежной компенсации морального вреда. Истец указал, что в результате незаконного увольнения ему были причинены нравственные страдания, выразившиеся в душевных, нравственных переживаниях по поводу его увольнения. Указал, что также испытывал и физические страдания, которые стали следствием нравственных страданий в результате действий ответчика и последствия которых неизбежны для здоровья и психики человека. На основании чего считает обоснованными требования к ответчику о возмещении компенсации морального вреда, который оценил в размере 40 000 рублей, поэтому истец и обратился с настоящим иском в суд.

Истец Абакумов П.В. в судебное заседание явился, поддержал свои исковые требования в полном объеме, просил удовлетворить, дал пояснения аналогично заявленным требованиям.

Представитель ответчика ПАО «МРСК Юга» Каракорская Н.В., действующая по доверенности, в судебное заседание явилась, исковые требования не признала в полном объеме, просила в их удовлетворении отказать в полном объеме, согласно представленного отзыва.

Суд, выслушав истца и представителей ответчика, допросив свидетеля, исследовав материалы дела, заключение прокурора полагавшей исковые требования подлежащими удовлетворению, приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что согласно справке ФГУ МСЭ «Бюро медико-социальной экспертизы № 54» от 28 октября 2015 года истцу установлена третья группа инвалидности.

Приказом ПАО «МРСК Юга» от 09.12.2015 № 146-9-л о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении), трудовой договор с Абакумовым П.В. расторгнут на основании п. 8 части 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ – отсутствие у работодателя соответствующей работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации.

Основанием для издания данного приказа явились: справка об установлении инвалидности Абакумову П.В. с 28 октября 2015 года серия МСЭ-2014 №, индивидуальная программа реабилитации (карта N 877 к акту освидетельствования от 28 октября 2015 года N 991.54.61/2015), карта аттестации рабочего места по условиям труда N 452, уведомление об отсутствии у работодателя работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением от 09.12.2015 № 420.

Индивидуальной программой реабилитации инвалида (карта № 877 к акту освидетельствования № 991.54.61/2015 от 28.10.2016) предусмотрены противопоказания в части условий и видов труда, а именно: труд со значительным физическим и психоэмоциональным напряжением, вредные или опасные условия труда по тяжести, вредные или опасные условия труда по напряженности. Доступны: комфортные или благоприятные условия труда по напряженности, комфортные или благоприятные условия труда по тяжести.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», индивидуальная программа реабилитации инвалида является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.

В соответствии с «Руководством по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда», утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 29.07.2005, отклонения фактических уровней факторов рабочей среды и трудового процесса от гигиенических нормативов, условия труда по степени вредности и опасности условно подразделяются на 4 класса: оптимальные, допустимые, вредные и опасные.

Оптимальные условия труда (1 класс) - условия, при которых сохраняется здоровье работника и создаются предпосылки для поддержания высокого уровня работоспособности. Оптимальные нормативы факторов рабочей среды установлены для микроклиматических параметров и факторов трудовой нагрузки. Для других факторов за оптимальные условно принимают такие условия труда, при которых вредные факторы отсутствуют либо не превышают уровни, принятые в качестве безопасных для населения.

Допустимые условия труда (2 класс) характеризуются такими уровнями факторов среды и трудового процесса, которые не превышают установленных гигиенических нормативов для рабочих мест, а возможные изменения функционального состояния организма восстанавливаются во время регламентированного отдыха или к началу следующей смены и не оказывают неблагоприятного действия в ближайшем и отдаленном периоде на состояние здоровья работников и их потомство. Допустимые условия труда условно относят к безопасным.

Вредные условия труда (3 класс) характеризуются наличием вредных факторов, уровни которых превышают гигиенические нормативы и оказывают неблагоприятное действие на организм работника и/или его потомство.

Вредные условия труда по степени превышения гигиенических нормативов и выраженности изменений в организме работников условно разделяют на 4 степени вредности:

1 степень 3 класса (3.1) - условия труда характеризуются такими отклонениями уровней вредных факторов от гигиенических нормативов, которые вызывают функциональные изменения, восстанавливающиеся, как правило, при более длительном (чем к началу следующей смены) прерывании контакта с вредными факторами, и увеличивают риск повреждения здоровья;

2 степень 3 класса (3.2) - уровни вредных факторов, вызывающие стойкие функциональные изменения, приводящие в большинстве случаев к увеличению профессионально обусловленной заболеваемости (что может проявляться повышением уровня заболеваемости с временной утратой трудоспособности и, в первую очередь, теми болезнями, которые отражают состояние наиболее уязвимых для данных факторов органов и систем), появлению начальных признаков или легких форм профессиональных заболеваний (без потери профессиональной трудоспособности), возникающих после продолжительной экспозиции (часто после 15 и более лет);

3 степень 3 класса (3.3) - условия труда, характеризующиеся такими уровнями факторов рабочей среды, воздействие которых приводит к развитию, как правило, профессиональных болезней легкой и средней степеней тяжести (с потерей профессиональной трудоспособности) в периоде трудовой деятельности, росту хронической (профессионально обусловленной) патологии;

4 степень 3 класса (3.4) - условия труда, при которых могут возникать тяжелые формы профессиональных заболеваний (с потерей общей трудоспособности), отмечается значительный рост числа хронических заболеваний и высокие уровни заболеваемости с временной утратой трудоспособности.

Опасные (экстремальные) условия труда (4 класс) характеризуются уровнями факторов рабочей среды, воздействие которых в течение рабочей смены (или ее части) создает угрозу для жизни, высокий риск развития острых профессиональных поражений, в т.ч. и тяжелых форм.

Как видно из материалов дела, в отношении рабочего места истца в 2012 году проведена аттестация рабочего места по условиям труда.

Протоколом измерений и оценки напряженности трудового процесса № 452-Н к карте аттестации по указанной должности – сторож 1 разряда - установлена степень вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса по напряженности, а именно, в части режима работы, в том числе, по фактической продолжительности рабочего места – 3.1 (1 степень 3 класса вредности), по сменности работы – 3.1 (1 степень 3 класса вредности), по наличию регламентированных перерывов и их продолжительности – 3.2 (2 степень 3 класса вредности).

Трудовым договором, заключенным с истцом, установлены особенности режима рабочего времени – сменный режим работы в соответствии с графиком сменности. Графиками сменности предусмотрена работа истца в ночное время.

Таким образом, условия труда по степени вредности и (или) опасности в части напряженности труда (режима работы) занимаемой истцом должности не соответствовали требованиям, установленным индивидуальной программой реабилитации инвалида.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», индивидуальная программа реабилитации инвалида является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.

В соответствии со ст. 212 Трудового кодекса РФ, работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний.

Абзац 5 ч. 1 ст. 76 Трудового кодекса РФ устанавливает обязанность работодателя отстранить от работы работника при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором.

В судебном заседании установлено, что на основании заявлений истца, ему были предоставлены отпуска без сохранения заработной платы с периоды с 28.10.2015 по 10.11.2015, и с 21.11.2015 по 30.11.2015. В периоды с 11.11.2015 по 20.11.2015, и с 01.12.2015 по 04.12.2015 истец болел. Таким образом, истец, после установления ему инвалидности и до даты увольнения к исполнению обязанностей не приступил.

В соответствии со ст. ст. 7 и 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На федеральные учреждения медико-социальной экспертизы возлагаются: установление инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты; разработка индивидуальных программ реабилитации инвалидов; изучение уровня и причин инвалидности населения; участие в разработке комплексных программ реабилитации инвалидов, профилактики инвалидности и социальной защиты инвалидов; определение степени утраты профессиональной трудоспособности; определение причины смерти инвалида в случаях, когда законодательством Российской Федерации предусматривается предоставление мер социальной поддержки семье умершего.

Решение учреждения медико-социальной экспертизы является обязательным для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.

Порядок и условия признания лица инвалидом установлены Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года N 95, утвердившим Правила признания лица инвалидом.

Гражданину, признанному инвалидом, согласно пункту 36 Правил выдается справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности, а также индивидуальная программа реабилитации.

Из изложенного следует, что решения учреждения МСЭ об установлении инвалидности и индивидуальные программы реабилитации являются единственными документами, выдаваемыми данным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы, и, в силу ст. 11 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», обязательными для организаций, учреждений.

Таким образом, справка об установлении инвалидности истцу и индивидуальная программа реабилитации инвалида, выданная по результатам проведения медико-социальной экспертизы, являются медицинским заключением, позволяющим работодателю увольнять его в порядке, установленном ст. ст. 73, 77 ТК РФ.

В соответствии со ст.73 Трудового кодекса РФ, работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с его письменного согласия работодатель обязан перевести на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ.

Судом установлено, что инвалидность истцу установлена на срок до 01.11.2016г., то есть на срок более 4-х месяцев.

Также установлено, что работодателем был проведен анализ имеющихся вакансий у него, условия труда на вакантных местах не соответствуют рекомендациям о противопоказаниях и доступных условиях и видах труда индивидуальной программы реабилитации инвалида № 877.

Таким образом, у работодателя отсутствовали вакансии, которые бы истец мог замещать в соответствии с медицинским заключением.

09.12.2015г. истцу было выдано уведомление об отсутствии у работодателя работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением № 420.

Судом установлено, что работа истца осуществлялась в сменном режиме, большая часть смены в будние дни приходилась на ночное время. Охрану объекта ответчика вместе с истцом в сменном режиме также осуществляли еще два сторожа, с аналогичным режимом работы.

Графиками сменности в отношении трех работников, осуществляющих охрану объекта истца, установлена работа в сменах по 15-16 часов в рабочие дни, и по 24 часа в выходные и праздничные дни. Таким образом, охрана объекта сторожами, в том числе истцом, осуществляется исключительно в нерабочее время, т.е. по окончании рабочего дня, установленного в организации ответчика – с 17-00 час. с понедельника по четверг, и с 16-00 час. в пятницу; до 08-00 час. утра следующего дня.

Из графика сменности, представленного ответчиком видно, что в будние дни сторожа приступают к работе с 17- 00 час. и работают до 08-00 час. следующего дня, то есть только в период времени, когда на объекте Шолоховского РЭС отсутствуют остальные работники.

В выходные и праздничные дни сторожа Шолоховского РЭС приступают к работе с 08-00 час. до 08-00 час. следующего дня – суточное дежурство.

В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития России от 04.08.2008 № 379н «Об утверждении форм индивидуальной программы реабилитации инвалида, индивидуальной программы реабилитации ребенка-инвалида, выдаваемых федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, порядка их разработки и реализации», в разделе «Рекомендации о противопоказанных и доступных условиях и видах труда» предусмотрена возможность установления следующих видов «прогнозируемого результата: адаптация на прежнем рабочем месте; адаптация на прежнем рабочем месте с измененными условиями труда; получение новой профессии (специальности); подбор подходящего рабочего места; создание специального рабочего места».

Судом также установлено, что в индивидуальной программе реабилитации инвалида истца в части мероприятий профессиональной реабилитации – рекомендации о противопоказанных и доступных условиях труда – предусмотрен прогнозируемый результат: адаптация на прежнем рабочем месте.

Вместе с тем, в ответе на запрос суда, ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ростовской области» и ФГУ МСЭ «Бюро медико-социальной экспертизы № 54» представили пояснения, согласно которым, выполнять работу на прежнем рабочем месте Абакумов П.В. мог только в случае отказа от программы реабилитации инвалида, либо при изменении ему условий труда в части режима работы, в том числе исключения работы в ночное время. Таким образом, организациями медико-социальной экспертизы подтверждается, что характер заболевания истца не допускал осуществление им работы в ночное время.

Таким образом, установление в программе реабилитации инвалида обязанности ответчика осуществить адаптацию Абакумова П.В. на прежнем рабочем месте не учитывало режим работы истца в сменном режиме, в том числе, в ночное время. Данное обстоятельство также подтверждается и ответами органов медико-социальной экспертизы на запросы суда.

Таким образом, поскольку для осуществления работы на прежнем рабочем месте, в том числе, без изменения условий труда, у истца имелись противопоказания, установленные индивидуальной программой реабилитации инвалида, с учетом карты аттестации рабочего места по условиям труда № 452, ответчиком правомерно было осуществлено недопущение работника к исполнению им трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором, в соответствии со ст. 76, 212 Трудового кодекса РФ.

Довод истца о возможности привлечения инвалидов к работе в ночное время судом не принимается, поскольку указанное привлечение возможно только с письменного согласия инвалида, и при условии, что такие работы не запрещены ему по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением.

Довод истца о том, что он отказался от индивидуальной программы реабилитации и не возражал о продолжении работы в прежних условиях труда, выполняя необходимый объем работы в соответствии с должностной инструкцией, не принимается судом, поскольку не подтверждается материалами дела.

В соответствии со ст. 11 ФЗ от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», индивидуальная программа реабилитации или абилитации имеет для инвалида рекомендательный характер, он вправе отказаться от того или иного вида, формы и объема реабилитационных мероприятий, а также от реализации программы в целом. Инвалид вправе самостоятельно решить вопрос об обеспечении себя конкретным техническим средством реабилитации или видом реабилитации, включая кресла-коляски, протезно-ортопедические изделия, печатные издания со специальным шрифтом, звукоусиливающую аппаратуру, сигнализаторы, видеоматериалы с субтитрами или сурдопереводом, другими аналогичными средствами.

Отказ инвалида (или лица, представляющего его интересы) от индивидуальной программы реабилитации или абилитации в целом или от реализации отдельных ее частей освобождает соответствующие органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности от ответственности за ее исполнение и не дает инвалиду права на получение компенсации в размере стоимости реабилитационных мероприятий, предоставляемых бесплатно.

Работодатель же в соответствии со ст. 73 Трудового кодекса РФ, обязан, в случае, если инвалид не отказался от реализации индивидуальной программы реабилитации инвалида, перевести работника, нуждающегося в переводе на другую работу в соответствии с медицинским заключением, на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную работнику по состоянию здоровья.

Судом установлено, что истец не отказался от реализации индивидуальной программы реабилитации, в материалы дела не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали о заявлении истцом отказа от реализации программы реабилитации инвалида до даты увольнения, в том числе в части мероприятий профессиональной реабилитации.

Напротив, только в своих дополнительных пояснениях от 15.03.2016г. истец заявляет, что отказывается в полном объеме от реализации реабилитационных мероприятий разделов Мероприятия профессиональной реабилитации и Рекомендации о противопоказанных и доступных условиях и видах труда индивидуальной программы реабилитации.

Также, в материалы дела представлены заявления и приказы, согласно которым Абакумову П.В. неоднократно после установления инвалидности предоставлялся отпуск без сохранения заработной платы.

Допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО11, суду показала, что она работает в организации ответчика в должности начальника сектора кадров по Ростовской области Отдела кадров. Истец неоднократно обращался после установления инвалидности с заявлениями о предоставлении ему отпуска без сохранения заработной платы для предоставления работодателю дополнительного медицинского заключения о возможности его работы в должности сторожа. Данные отпуска были истцу предоставлены, поскольку работодатель был заинтересован в сохранении работника на прежней должности. За предоставлением производственной характеристики для прохождения обследования для установления инвалидности, истец не обращался. Вместе с тем, из указанной характеристики возможно было бы определить характер режима работы истца, в том числе сменный характер работы, осуществление работы в ночное время и др.

Довод истца о том, что заявления о предоставлении ему отпуска без сохранения заработной платы были им написаны по принуждению ответчиком не принимается судом, поскольку не подтверждается материалами дела.

Довод истца о том, что индивидуальная программа реабилитации инвалида была получена ответчиком незаконно, с использованием служебного положения, и потому должна быть признана недопустимым доказательством не принимается судом, поскольку не подтверждается материалами дела. Кроме того, индивидуальная программа реабилитации инвалида представлена в материалы дела самим истцом, в качестве приложения к исковому заявлению № 4.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу что доводы, изложенные в исковом заявлении истца, не нашли своего подтверждения в судебном заседании, в связи с чем, в их удовлетворении необходимо отказать в полном объеме.

Поскольку суд пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе, также не подлежат удовлетворению и требования истца о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, так как данные требования являются производными требованиями от основных требований.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:


В удовлетворении исковых требований Абакумова ФИО14 к ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда - отказать.

Решение может быть обжаловано в Ростовский областной суд через Ленинский районный суд г.Ростова-на-Дону в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 21 марта 2016 года.

Судья: Г.А. Фаустова




Увольнение, незаконное увольнение