ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Мы работаем для вас с 2013 года


Ростов-на-Дону

пр. М. Нагибина, 14 а, оф. 631 А

+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739


Апелляционное определение № 33-2147/2016 от 11 февраля 2016 г. по делу № 33-2147/2016


Судья Толстова Н.П. Дело №33-2147/2016


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


11 февраля 2016г. г.Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе председательствующего Горбатько Е.Н.,

судей Алферовой Н.А., Богдановой Л.В.

при секретаре Мусакаеве М.К.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Волошиной Л.В. к администрации Октябрьского района г.Ростова-на-Дону, администрации г.Ростова-на-Дону, Департаменту имущественно-земельных отношений г.Ростова-на-Дону о признании права собственности на жилой дом по апелляционным жалобам администрации г.Ростова-на-Дону, Департамента имущественно-земельных отношений г.Ростова-на-Дону на решение Октябрьского районного суда г.Ростова-на-Дону от 10 ноября 2015г. Заслушав доклад судьи Горбатько Е.Н., судебная коллегия

установила:

Волошина Л.В. обратилась в суд с иском к администрации Октябрьского района г.Ростова-на-Дону, администрации г.Ростова-на-Дону, Департаменту имущественно-земельных отношений г.Ростова-на-Дону (далее - ДИЗО) о признании права собственности на жилой дом, ссылаясь на то, что домовладение, расположенное по адресу: (обезличен), находилось без правовых документов в пользовании ее отца Я., который умер ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА

Я. в 1977 году для семьи приобрел по домашней сделке указанное домовладение, оформив сделку купчей, собственноручно написанной продавцом домовладения - Б., эта купчая была заверена подписями двух свидетелей, а также печатью уличного комитета.

В указанном домовладении Волошина Л.В. фактически проживает как в своем собственном с 1977 года по настоящее время со своими детьми, несет расходы на его содержание. Домовладение по адресу: (обезличен), состоит из жилого дома литер А, общей площадью 54,9 кв.м, жилой - 32,3 кв.м.

В 2014 году Волошина Л.В. попыталась оформить свое право собственности на жилой дом в порядке наследования, и только в процессе сбора документов ей стало известно о том, что ее отцом не было зарегистрировано право собственности на указанный дом в установленном законом порядке.

На основании изложенного Волошина Л.В. просила признать за ней право собственности на жилой дом литер «А», общей площадью 54,9 кв.м, жилой - 32,3 кв.м, расположенный по адресу: (обезличен).

Решением суда от 10 ноября 2015г. исковые требования Волошиной Л.В. удовлетворены.

Принимая такое решение, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст.222, 234, 254 ГК РФ, разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда №22 от 29 апреля 2010г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», и исходил из того, что Волошина Л.В., как дочь покупателя Я., вступила во владение спорным имуществом по воле продавца Б., которая ранее являлась титульным собственником спорного домовладения. При этом, на момент возникновения у покупателя Я. титула собственника домовладения (адрес обезличен) не существовало законов, обязывающих регистрировать право собственности на дом.

Судом первой инстанции было установлено, что с момента вступления во владение спорным недвижимым имуществом (с 1977 года) Волошина Л.В. владела им открыто, как своим собственным, добросовестно и непрерывно (38 лет), в течение всего указанного времени никакое иное лицо не предъявляло своих прав на недвижимое имущество и не проявляло к нему интереса как к своему собственному, в том числе как к наследственному либо выморочному.

С учетом установленных выше обстоятельств, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Волошина Л.В. приобрела право собственности на жилой дом литер А, общей площадью 54,9 кв.м, в том числе жилой - 32,3 кв.м, расположенный по адресу: (обезличен).

Одновременно суд указал, что земельный участок, на котором расположен спорный жилой дом, в установленном законом порядке сформирован, поставлен на государственный кадастровый учет, находящийся на земельном участке жилой дом литр А соответствует виду разрешенного использования земельного участка, а собственники соседних земельных участков (адрес обезличен) и (адрес обезличен) не возражают против признания за Волошиной Л.В. права собственности на указанный жилой дом. Согласно заключению о результатах исследования от 01.07.2014, выполненному экспертами ООО «С», жилой дом (адрес обезличен) соответствует всем строительным, пожарным и санитарным нормам и правилам.

В апелляционной жалобе администрация г.Ростов-на-Дону просит отменить решение суда и вынести новое решение, ссылаясь на то, что в материалах дела отсутствуют разрешительные документы на возведение спорного жилого дома, а потому он является самовольной постройкой, способы легализации которой предусмотрены ст.222 ГК РФ.

Заявитель жалобы обращает внимание на то, что земельный участок, занятый такой самовольной постройкой, не был предоставлен правообладателем истцу на вещном праве, а его использование для строительства индивидуального жилого дома не соответствует градостроительному регламенту участка, установленному ПЗЗ г.Ростов-на-Дону.

По мнению заявителя жалобы, правила о приобретательной давности не подлежат применению к самовольным постройкам, и в данном случае истцом не доказана совокупность обстоятельств, с наличием которых ст.234 ГК РФ связывает возможность признания права собственности на спорное имущество.

Кроме того, в апелляционной жалобе указано на ненадлежащую оценку, данную судом первой инстанции представленному в материалы дела заключению о результатах исследования от 10.04.2014, с точки зрения конструктивной безопасности жилого дома, а также факту расположения дома в границах прибрежной зоны ручья Безымянная балка, который является водным объектом федерального значения.

В апелляционной жалобе ДИЗО также просит отменить решение суда и вынести новое решение об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что по сведениям БТИ спорное домовладение самовольно реконструировано и возведено на земельном участке, границы которого не сформированы в установленном порядке, а потому право собственности на него не может быть признано в порядке ст.234 ГК РФ.

По мнению заявителя жалобы, спорная самовольная постройка в силу ст.222 ГК РФ подлежала сносу, а в силу ст.126 ранее действовавшего ЗК РСФСР самовольно занятый земельный участок подлежал возврату по принадлежности.

Кроме того, ДИЗО полагает себя ненадлежащим ответчиком по заявленным Волошиной Л.В. требованиям.

В письменных возражениях на апелляционные жалобы Волошина Л.В. опровергает доводы заявителей жалоб и просит оставить решение суда первой инстанции без изменения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель администрации г.Ростова-на-Дону апелляционную жалобу поддержал, просил решение суда отменить, представитель Волошиной Л.В., третьи лица Волошина С.В. и Волошина Р.В. просили оставить решение суда без изменения.

Дело рассмотрено судебной коллегией в порядке ст.167 ГПК РФ в отсутствие Волошиной Л.В., представителей администрации Октябрьского района г.Ростова-на-Дону, ДИЗО, иных третьих лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, апелляционные жалобы и возражения на них, проверив законность судебного постановления в пределах доводов апелляционных жалоб и возражений на них, не находит оснований, предусмотренных ст.330 ГПК РФ, для отмены решения суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

В пункте 3 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда N22 от 29 апреля 2010г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Не наступает перерыв давностного владения в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как указано в абзаце первом пункта 16 указанного выше постановления, по смыслу статей 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Согласно абзацу первому пункта 19 этого же постановления возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права, поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею, то есть в тех случаях, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто, как своей собственной, то есть вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула).

Наличие титульного собственника само по себе не исключает возможность приобретения права собственности другим лицом в силу приобретательной давности.

Не является давностным владение, которое осуществляется по договору с собственником или иным управомоченным на то лицом, не предполагающему переход титула собственника. В этом случае владение вещью осуществляется не как своей собственной, не вместо собственника, а наряду с собственником, не отказавшимся от своего права на вещь и не утратившим к ней интереса, передавшим ее непосредственно или опосредованно во владение, как правило - временное, данному лицу. Примерный перечень таких договоров приведен в пункте 15 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда - аренда, хранение, безвозмездное пользование и т.п.

В таких случаях в соответствии со статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации давностное владение может начаться после истечения срока владения имуществом по такому договору, если вещь не будет возвращена собственнику и не истребована им, но не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

В отличие от указанных выше договоров наличие каких-либо соглашений с титульным собственником или иным уполномоченным лицом, направленных на переход права собственности, не препятствует началу течения срока приобретательной давности.

По смыслу положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено и в том случае, если владение началось по соглашению с собственником или иным лицом о передаче права собственности на данное имущество, однако по каким-либо причинам такая сделка в надлежащей форме и установленном законом порядке не была заключена и переход права собственности не состоялся (лицо, намеренное передать вещь, не имеет соответствующих полномочий, не соблюдена форма сделки, не соблюдены требования о регистрации сделки или перехода права собственности и т.п.).

Отсутствие надлежащего оформления сделки и прав на имущество применительно к положениям статьи 254 Гражданского кодекса Российской Федерации само по себе не означает недобросовестности давностного владельца. Напротив, данной нормой предусмотрена возможность легализации прав на имущество и возвращение его в гражданский оборот в тех случаях, когда переход права собственности от собственника, который фактически отказался от вещи или утратил к ней интерес, по каким-либо причинам не состоялся, но при условии длительного, открытого, непрерывного и добросовестного владения.

Требование о том, что на момент вступления во владение у давностного владельца должны были иметься основания для возникновения права собственности, противоречит смыслу статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в таком случае право собственности должно было возникнуть по иному основанию.

При этом давностное владение недвижимым имуществом, по смыслу приведенных выше положений абзаца второго пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, осуществляется без государственной регистрации.

В частности, пунктом 60 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснено, что после передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании статьи 305 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, родителями Волошиной Л.В. (до заключения брака – Я. Л.В.) являлись Я. и Я., что подтверждается свидетельством о рождении (л.д. 30).

В 1977 году Я. приобрел у Б. по домашней сделке, оформленной в виде купчей, заверенной уличным комитетом, домовладение, расположенное по адресу (обезличен) (л.д. 17).

Указанное домовладение было передано Я. в фактическое владение и пользование Волошиной Л.В., которая проживает в нем с членами своей семьи и зарегистрирована по месту жительства с 1977 года, что подтверждается домовой книгой (л.д. 34-37).

Я. умер 14 июня 1991г., мать истца - Я. умерла 19 июля 2007г. (л.д. 32).

Из представленного в материалы дела свидетельства о праве на наследство усматривается, что единственным наследником первой очереди на имущество, оставшееся после смерти матери Я. является ее дочь Волошина Л.В. (л.д. 139).

По сведениям МУПТИ и ОН г.Ростов-на-Дону в состав домовладения по адресу: (обезличен) в настоящее время входит жилой дом литер А, общей площадью 54,9 кв.м, жилой - 32,3 кв.м, а также строения и сооружения вспомогательного назначения, что подтверждается техническим паспортом от 10.04.2014 (л.д. 11-15). При этом разрешение на строительство жилого дома литер А, 1950 года постройки, в МУПТИ и ОН не предъявлено, сведения о регистрации права собственности на домовладение отсутствуют. Домовладение расположено в границах земельного участка по адресу: (обезличен) с кадастровым номером (обезличен) площадью 306 кв.м и разрешенным использованием: индивидуальное жилищное строительство.

При таких обстоятельствах, учитывая то, что Волошина Л.В. вступила во владение жилым домом литер А по адресу: (обезличен) по воле своих наследодателей, к которым это имущество перешло по воле первоначального собственника Б., принимая во внимание открытость, добросовестность и непрерывность владения Волошиной Л.В. и ее родителей спорным имуществом, наличие согласия собственников смежных земельных участков на сохранение жилого дома литер А в существующем виде, а также выводы представленного в материалы дела заключения ООО «С» о соответствии жилого дома обязательным нормам и правилам, об отсутствии угрозы для жизни и здоровья граждан, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о возможности признания за Волошиной Л.В. права собственности на жилой дом литер А, общей площадью 54,9 кв.м, в том числе жилой - 32,3 кв.м, расположенный по адресу: (обезличен).

Судебная коллегия не может принять во внимание апелляционные жалобы администрации г.Ростова-на-Дону и ДИЗО, поскольку жалобы не содержат доводов, опровергающих выводы суда, доводы жалобы сводятся к несогласию с той оценкой доказательств, которую дал суд первой инстанции при принятии обжалуемого решения, а также основаны на неверном толковании норм материального права применительно к фактическим обстоятельствам дела.

Ссылки в апелляционных жалобах на отсутствие в МУПТИ и ОН г.Ростов-на-Дону сведений о выдаче разрешения на строительство жилого дома литер А по адресу: (обезличен) не могут сами по себе с учетом возведения спорного строения в 1950 году являться безусловным препятствием к признанию права собственности на жилой дом за Волошиной Л.В. в порядке приобретательной давности, в том числе с учетом иных представленных в материалы дела доказательств об отсутствии существенных нарушений строительных, градостроительных, а также иных обязательных норм и правил.

С учетом представленных в материалы дела согласий от правообладателей смежных земельных участков подлежат отклонению доводы ответчиков о том, что земельный участок по адресу: (обезличен) не сформирован надлежащим образом, а потому местом расположения спорной постройки возможны нарушения прав соседних землепользователей.

Доводы жалоб о несоответствии фактического использования земельного участка по адресу: (обезличен) градостроительному регламенту зоны подлежат отклонению, поскольку по сведениям государственного кадастра недвижимости разрешенным видом использования земельного участка, избранным до утверждения ПЗЗ г.Ростов-на-Дону, является именно индивидуальное жилищное строительство и таковой истцом не нарушается.

В целом доводы апелляционных жалоб ответчиков не содержат ссылок на существенные обстоятельства, препятствующие возможности признания за Волошиной Л.В. права собственности на жилой дом литер А по адресу: (обезличен), в порядке приобретательной давности.

На основании изложенного судебная коллегия считает, что суд первой инстанции при разрешении возникшего между сторонами спора правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального и процессуального права, поэтому решение суда соответствует требованиям ст.195 ГПК РФ, оснований для его отмены по доводам апелляционных жалоб администрации г.Ростова-на-Дону и ДИЗО нет.

Руководствуясь ст.ст.328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г.Ростова-на-Дону от 10 ноября 2015г. оставить без изменения, а апелляционные жалобы администрации г.Ростова-на-Дону и Департамента имущественно-земельных отношений г.Ростова-на-Дону – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Мотивированное апелляционное определение изготовлено 16 февраля 2016г.