ООО "Экспертная служба
"ЭКСПЕРТИЗА НЕДВИЖИМОСТИ"

Ростов-на-Дону

пр. Михаила Нагибина, 14 а, оф. 631 А
+7(863) 310-71-54
8 (909) 43-45-739



ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 3 августа 2011 г. N 46-Г11-19

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 августа 2011 г. N 46-Г11-19

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Борисовой Л.В. и Горчаковой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ваулина Э.А. о признании недействующей ст. 2.2 Закона Самарской области от 1 ноября 2007 г. N 115-ГД "Об административных правонарушениях в Самарской области" по кассационной жалобе заявителя на решение Самарского областного суда от 4 мая 2011 г., которым заявление оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда не подлежащим отмене, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Ваулин Э.А. обратился в суд с заявлением о признании недействующей ст. 2.2 Закона Самарской области от 1 ноября 2007 г. N 115-ГД "Об административных правонарушениях в Самарской области", согласно которой:

действия, совершаемые в многоквартирном доме с 23 до 7 часов, нарушающие спокойствие граждан, за исключением спасательных, аварийно-восстановительных и других неотложных работ, связанных с обеспечением личной и общественной безопасности граждан, а также поддержанием функционирования жизнеобеспечивающих объектов, -

влекут предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере до пятисот рублей, на должностных лиц - от двухсот до пятисот рублей, на юридических лиц - от пятисот до одной тысячи рублей.

Заявление обосновано тем, что в диспозиции статьи не указана объективная сторона состава правонарушения, не приведен перечень виновных действий, совершение которых повлечет нарушение спокойствия граждан в ночное время. В этом Ваулин Э.А. усматривает противоречие ст. 2.2 областного Закона положениям ст. 1.1, 1.4, 2.1, 26.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее - КоАП РФ). Также, по мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует ст. 23 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", СанПиН 2.1.2.2645-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещения", в соответствии с которыми установлены допустимые уровни шума в ночное время, который не должен превышать 45 дБ. Закон Самарской области не указывает на допустимые уровни шума в ночное время, устанавливая ответственность за любой шум. Неустановление перечня действий, которые могут нарушить спокойствие граждан, позволяет считать таковыми любые действия, что свидетельствует о неопределенности нормы. На основании постановления административной комиссии от 25 ноября 2009 г. Ваулин Э.А. привлечен к административной ответственности за нарушение ст. 2.2 оспариваемого акта. Нарушение выразилось в том, что заявитель 6 ноября 2009 г. в 02.00 час, находясь в своей квартире 132 многоквартирного дома 17 по ул. Ярославской в г. Тольятти, играл на барабанной установке.

Самарским областным судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого и принятии нового акта об удовлетворении заявления просит в кассационной жалобе заявитель.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда.

В соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы административного законодательства отнесены к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации).

Согласно подп. "н" п. 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" законом субъекта Российской Федерации регулируются вопросы, относящиеся в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации к ведению и полномочиям субъекта Российской Федерации.

На основании ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ законодательство об административных правонарушениях состоит из указанного Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, федеральным законодательством закреплена возможность субъектов Российской Федерации осуществлять самостоятельное регулирование в указанной выше сфере.

В соответствии со ст. 73, 76 Устава Самарской области законодательным (представительным) органом названного публично-правового образования является Самарская Губернская Дума, к полномочиям которой относится законодательное регулирование по предметам ведения Самарской области и предметам совместного ведения Российской Федерации и Самарской области в пределах полномочий органов государственной власти Самарской области.

Правильным является вывод в решении суда о том, что ст. 2.2 Закона Самарской области от 1 ноября 2007 г. N 115-ГД принята в пределах полномочий органов государственной власти Самарской области.

Также правомерно суд пришел к выводу о непротиворечии оспариваемой нормы требованиям действующего законодательства.

Суд обоснованно исходил из того, что каждый имеет право на жилище, на отдых и досуг. Осуществление прав и свобод гражданина и человека не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации).

Статьями 17 и 30 Жилищного кодекса Российской Федерации закреплено, что граждане, проживая в многоквартирном жилом доме, вправе избирать любые, не противоречащие законодательству формы досуга и отдыха и обязаны соблюдать правила пользования жилыми помещениями, не нарушать права и законные интересы соседей.

В соответствии с п. 6 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2006 г. N 25, пользование жилым помещение осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в жилом помещении граждан и соседей.

Таким образом, право на отдых и досуг предполагает, что каждый, находясь в своем жилище, вправе в ночное время пользоваться покоем и тишиной и указанные понятия имеют широкое толкование и не должны ограничиваться определенным перечнем действий, нарушающих спокойствие граждан.

Судом установлено, что объективная сторона правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 2.2 Закона Самарской области от 1 ноября 2007 г. N 115-ГД, сформулирована четко и выражается в совершении любых действий, содержащих такие обязательные признаки, как совершение их в многоквартирном доме, совершение их в период с 23 до 7 часов, нарушение спокойствия граждан.

Как правильно отмечено, состав административного правонарушения законодатель Самарской области связывает не с определением уровня звукового воздействия, а с нарушением тишины и покоя, поскольку именно это, а не сам по себе сильный шум, громкое звучание музыки и тому подобное приводит к ущемлению прав других лиц на отдых и досуг.

В связи с этим признаны несостоятельными доводы заявителя о противоречии оспариваемой нормы положениям ст. 23 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", СанПиН 2.1.2.2645-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещения", устанавливающих допустимые уровни шума в ночное время.

Не нашли своего подтверждения и доводы о несоответствии ст. 2.2 Закона Самарской области требованиям ст. 1.4, 2.1, 26.1 КоАП РФ.

Статья 1.4 упомянутого Кодекса предусматривает принцип равенства всех перед законом. Статья 2.1 раскрывает понятие административного правонарушения. Под ним понимается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Статья 26.1 КоАП РФ предусматривает обстоятельства, подлежащие выяснению уполномоченными должностными лицами по делу об административном правонарушении, и не имеет никакого отношения к предмету спора.

Федеральным законодательством не установлена административная ответственность за нарушение покоя граждан в ночное время в многоквартирных жилых домах.

В соответствии с п. 1 ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Поскольку судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального права, решение суда является законным и обоснованным.

Кассационная жалоба заявителя не содержит ссылки на новые обстоятельства, которые не были предметом проверки и правовой оценки суда первой инстанции и опровергали бы выводы суда, изложенные в судебном постановлении.

Руководствуясь ст. 360, п. 1 ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Самарского областного суда от 4 мая 2011 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Ваулина Э.А. - без удовлетворения.